Ударные согласные

Уличные протесты в России станут действительно опасными для власти, если та будет принимать решения, прямо ухудшающие личное благосостояние безразличного большинства. На которое власть и опирается.

03.02.2010 08:51 Поделиться:

Митинги в минувшие выходные в Калининграде и на
Триумфальной площади в Москве продемонстрировали два принципиально
разных типа социального протеста россиян. На Триумфальной площади был
немногочисленный идейный протест людей, для которых закон и гражданские
права, в том числе статья 31 Конституции, гарантирующая гражданам право
на свободу мирных собраний, — не пустой звук. В Калининграде же прошел
самый массовый за путинскую эпоху митинг протеста, но 10 тысяч его
участников – отнюдь не «противники режима».

Большинство
этих людей вообще далеки от политики, и многие из них вполне могли
голосовать за партию власти на региональных парламентских выборах, а
также последовательно за Путина и Медведева на федеральных
президентских. Они стали требовать отставки Георгия Бооса и призывать к
ответу Путина, этого губернатора назначившего, после того как
региональная власть решила резко повысить транспортный налог.

То
есть почувствовали связь между своим политическим выбором и собственным
карманом после прямого вмешательства государства в их частную жизнь с
угрозой их личному благосостоянию.

Ровно
те же мотивы были в массовых митингах после введения заградительных
пошлин на подержанные иномарки на Дальнем Востоке — для многих людей их
импорт был единственным источником дохода.

Упиваясь безоговорочными победами на всех выборах «Единой России» и внешней прочностью вертикали власти,

российские
правители рискуют переступить ту грань, за которой молчаливое
большинство, поддерживающие Кремль, эти самые аполитичные «овощи» могут оказаться противниками режима.

Грань
эта очень проста: поскольку вся российская политическая система
покоится на негласном пакте невмешательства власти и обывателей в дела
друг друга, у президента и премьера, при всем их рейтинге, а также у
региональных руководителей, ими назначенных, как ни странно, нет
ресурса безнаказанно принимать решения, прямо затрагивающие личное
благополучие обывателей. Люди, безропотно променявшие право избирать
власть и тем самым отвечать за нее на право устраивать свою жизнь без
вмешательства власти, очень болезненно реагируют на нарушение своего
единственного завоевания.

Как действует этот
механизм, наглядно продемонстрировала и совсем недавняя история с
намерением московских властей ввести запрет на парковки во дворах. Был
ли это пробный шар московской мэрии или несанкционированная утечка
информации, но волна возмущения московской властью со стороны
автолюбителей в тех же блогах была такой, что последовало быстрое
официальное опровержение нелепой затеи.

Понять
прямую связь между законностью, свободой, правом на выбор и собственным
благосостоянием большинство россиян, разумеется, пока не в силах.

Но
малейшее нарушение сугубо материальных прав этого послушного
большинства показывает, насколько уязвима купленная ценой их полного
равнодушия нынешняя политическая стабильность.

Проблема
даже не в том, что люди, которым нет дела до власти и до страны, лишь
бы их кормили и не трогали, не будут участвовать ни в каких
модернизациях. И не в том, что они явно не пойдут защищать ту власть,
за которую регулярно, практически на автомате голосуют.

Проблема
в том, что сама власть в такой ситуации не чувствует границ
дозволенного в отношении той части населения, которая вроде бы внешне
лояльна, не задает неприятных вопросов, не требует никакой «демократии» или соблюдения законов.

Из
такого равнодушного большинства и может неожиданно материализоваться
куда более опасная для власти толпа, чем правозащитники, либеральная
интеллигенция и некоторые активисты левых организаций, выходящие на
улицу по идейным, а не «шкурным» соображениям.

Митинг
в Калининграде должен насторожить российскую власть, ибо
свидетельствует о системных изъянах нынешнего способа управления
страной куда более явно, чем митинги «несогласных» в Москве. Когда протестуют вроде бы «на все согласные», это реальный сигнал Кремлю. Партийные знамена КПРФ, ЛДПР или «Патриотов
России» на калининградском митинге вовсе не означали, что протестовала
оппозиция. Все эти партии в большей или меньшей степени интегрированы в
политическую систему. При этом ЛДПР вообще не проводит идейных митингов
против властей всех уровней, а КПРФ нигде не может похвастать таким
числом протестующих.

Фактически обыватели актом
прямой демократии, каковым является митинг, дали понять власти, что не
хотят повышения транспортного налога и что знают, кто виноват в этом
повышении — Путин и губернатор. Власть может проигнорировать эти
протесты

(как
случилось с пошлинами на иномарки и Дальним Востоком, куда
перебрасывали для подавления митингов ОМОН с других концов страны),
может пойти на попятный (губернатор
Боос уже обещал отложить повышение транспортного налога на год, а
местная прокуратура и вовсе оспаривает законность решения о его
повышении). Но она в любом случае не может не обращать внимания на то,
что у людей в России есть основания для недовольства властью и что
недовольными могут оказаться отнюдь не «пресловутые либералы».

Автор: Tu9R

Просмотры: 1

Источник: www.gazeta.ru

Сетевое издание «1НСК» (16+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67937 от 06.12.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Телефон редакции: 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@1nsk.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: redactor@1nsk.ru.
Для рекламодателей: adv@1nsk.ru.