Каждый пятый современный школьник пробовал наркотики

Наркомания — слово, ассоциирующееся в сознании россиян с грязными притонами, одноразовыми шприцами многоразового использования и опустившимися людьми. И пока мы успокаиваем себя тем, что это никогда нас лично не коснется, а происходит где-то и с кем-то, наркомания в России продолжает молодеть.

23.04.2008 10:17 Поделиться:

Наркомания — слово, ассоциирующееся в сознании россиян с грязными притонами, одноразовыми шприцами многоразового использования и опустившимися людьми. И пока мы успокаиваем себя тем, что это никогда нас лично не коснется, а происходит где-то и с кем-то, наркомания в России продолжает молодеть.

По последним данным, более 60 процентов наркоманов — люди в возрасте 16-30 лет и почти 20 процентов — школьники. А если учесть, что каждый наркоман вовлекает в употребление наркотиков 13-15 человек, то скоро остановить этот растущий снежный ком будет практически невозможно. Как помочь человеку, впавшему в смертельную зависимость? Что нужно делать, чтобы уберечь от наркотиков себя и своих близких?

— Мы все группа риска, никто не застрахован, — говорит психиатр-нарколог, вице-президент фонда «Здоровая страна», недавно презентовавшего антинаркотическую «Энциклопедию независимости» Олег Болдырев. — В нашей семье 15 врачей. Но когда напрямую столкнулись с проблемой наркотиков в собственной семье, оказались совершенно бессильны.

Наркомания и алкоголизм считаются семейными болезнями. Именно в семье специалисты, работающие с наркоманами и алкоголиками, ищут первопричину.

— Недавно мама привела на консультацию дочку, девочка курит марихуану, — рассказывает Олег Болдырев. — Начинаю разбираться. Оказывается, пять лет назад родители разошлись из-за того, что папа пил. Мама под грузом несложившейся личной жизни начинает прессовать дочь, и та сбегает на улицу. А на улице всегда найдутся «понимающие», которые хоть на короткое время смогут дать комфортное состояние.

— Чего ты слушаешь этих предков? Пойдем лучше курнем, — слышит ребенок, оказавшись на улице. — А почему бы и нет, думает он — я все могу, и мне ничего за это не будет, — поддерживает коллегу директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Возрождение» Дмитрий Кореняк. — И какая жизнь начинается замечательная: ушел из дома, там выпил, тут покурил — круто — своровал что-то по-мелкому — адреналин — классно — полнейшая безнаказанность. Милиция повязала, отвезли в больницу, подлечили, вернули родителям, а ты все снова: «Да пошли вы! Я такой свободный».

По мнению Дмитрия, задача семьи — воспитать ребенка, передать ему определенные ценности, нормы морали и поведения. Если раньше ребенка воспитывали в строгости, он знал, что есть жесткие рамки, которым надо следовать, то теперь у нас демократия и полная свобода самовыражения.

Беспристрастная статистика такова — только 5 процентов родителей знают, что их дети употребляют запрещенные наркотические вещества.

— Причина в нас, — убежден Дмитрий Кореняк. — Работа, дела, проблемы, на ребенка остается минимум времени, которого только и хватает на то, чтобы накормить и проверить уроки. А когда пытаемся проявлять внимание, почему-то в основном контролируем и упрекаем. Мы сами отдаем детей на откуп улице, а потом удивляемся, как это они стали вдруг наркоманами.

Многие ошибочно думают, что употребление наркотиков или алкоголя — дело выбора самого человека, проявление разнузданности, слабоволия или плохого отношения к себе. На самом деле химическая зависимость — тяжелая болезнь, которая передается генетически. У каждого из нас есть внутренние вещества, которые отвечают за «химическую составляющую» состояния счастья — серотонин, дофамин, эндорфины. Но у части людей (примерно 13-18 процентов) этих веществ меньше, и они начинают восполнять их недостаток извне.

— Для людей наркотики, алкоголь — сильнейшие раздражители, — предупреждает Олег Болдырев. — Надо учиться жить, ничего не принимая, никаких психотропных препаратов, в том числе и тех, что мы называем лекарствами. Сейчас активно рекламируются таблетки от кашля, которые можно купить без рецепта в любой аптеке, а в них содержится опиумный мак — съел 10 таблеток — и ощущения как после дозы героина.

Не употреблять — главное условие выздоровления, но не единственное. Любая зависимость затрагивает четыре аспекта личности человека: тело, психику, социальную и духовную жизнь. Чтобы вылечить, нужно работать со всеми составляющими одновременно. Но таких специалистов в нашей системе здравоохранения практически нет. Есть врачи-наркологи, которые могут очистить организм от наркотиков и на время снять физическую зависимость.

— Но вылечить они не могут, — утверждает Олег Болдырев, — потому что сами не верят в то, что у наркомана есть шанс. Их работа строится по принципу вращающейся двери: человек пришел, почистился, пришел в себя, вернулся домой, снова укололся, и обратно к тому же врачу.

Критически стоит относиться, по его мнению, к рекламным объявлениям, обещающим за пару сеансов вылечить алкогольную или наркотическую зависимость. Кодировкой проблему наркомании не решить.

Антон — наркоман и алкоголик. В 13 лет стал выпивать, а в 19 первый раз попробовал героин.

— Сначала все нравилось, было весело, — рассказывает он о себе в интернет-исповеди на сайте реабилитационного центра. — Пьянки, гулянки, дискотеки, новые друзья, развратные женщины. Постепенно пришел к криминалу и в 22 года оказался в тюрьме. Отсидел, освободился и тут же начал все заново. Конечно, я пытался лечиться, но все мои попытки ни к чему не приводили. Месяц в больнице, а потом через неделю снова срыв. В какой-то момент вдруг с ужасом понял — у меня нет будущего. Очень испугался.

— Проблемы с семьей, здоровьем, законом — лишь следствие того, как ощущает себя человек, — объясняет Олег Болдырев. — Наркотики и алкоголь по большому счету являются обезболивающими. Когда человек перестает их употреблять, оказывается наедине с самим собой, и чтобы опять не свалиться в пропасть, ему надо измениться.

А это процесс длительный и сложный. Зависимый человек не умеет ни учиться, ни работать, он не знает, как строить отношения в семье, у него нет друзей, проблемы с законом, а его бог — доза героина и бутылка. И пока человек, превозмогая боль и напрягая всю силу воли, пытается учиться жить заново в реабилитационном центре, с его семьей тоже ведется обязательная работа. Любящие родители, тети, дяди, бабушки и дедушки сами того не ведая, часто потворствуют опасному пристрастию своего чада. Они всеми силами пытаются сгладить последствия употребления: платят милиции, чтобы откупить человека, платят врачам, чтобы снять очередную ломку, решают проблемы в институте, чтобы его не выгнали за прогулы и несданные экзамены.

— Отпустите человека. Перестаньте нести ответственность за его жизнь, иначе он никогда не возьмет ответственность на себя и не станет взрослым, — дает строгие рекомендации Олег Болдырев. — Лишь когда семья перестает стелить соломку, и человеку становится плохо, он начинает понимать, в чем реальная причина его несчастий. Чтобы лечиться, нужна мотивация.

«Я попробую и брошу» — опасная ловушка, в которую попадает большинство подростков из-за того, что им элементарно не хватает информации. В Канаде, например, десятилетний ребенок не задумываясь назовет 10 признаков того, как алкоголь влияет на плод беременной женщины. А у нас это не под силу даже взрослому.

— По-хорошему, надо организовывать специальные тренинги, — говорит Олег Болдырев. — Но кто на них пойдет — работа, личная жизнь, проблемы, где уж тут найти время. Можно было бы рассчитывать на Интернет. Но вряд ли человек будет искать информацию о том, что его лично, как он думает, не касается.

Свой способ борьбы с наркоманией разработали в наркоконтроле. Уже осенью в России может быть введено принудительное тестирование студентов некоторых вузов на наркозависимость. Цель самая благородная — выявлять наркоманов и не пускать их на работу в опасных профессиях. Так вот, если тест оказался положительный, что делать дальше с этим студентом?

— Нельзя просто отчислить и забыть, — говорит Олег Болдырев. — Это, может, и повысит статус института, а человек погибнет. У нас в реабилитационном центре лежит молодой парень, 18 лет. Употреблял наркотики, денег перестало хватать, начал ими торговать. Из университета его выгнали, сейчас ждет суда, потом — тюрьма. Однако наша исправительная система редко помогает людям преодолеть такую зависимость. Таким ребятам не тюрьма нужна, а реабилитационная программа.

В Италии, например, если человека за употребление наркотиков приговаривают к 3 годам лишения свободы, ему предлагается выбор: сесть в тюрьму или провести год в реабилитационном центре. Там он проходит довольно жесткую реабилитацию, но все беспрекословно выполняет, если что-то не будет делать — тут же отправится в тюрьму. Эти центры бесплатные, их финансирует общественный фонд, куда поступают деньги, конфискованные у наркоторговцев и наркобаронов.

Справка

Родители должны обратить пристальное внимание на своего ребенка, если заметили в его поведении следующие резкие изменения:

— снизилась успеваемость и увеличилось количество прогулов;
— пропал интерес к обычным развлечениям и привычному времяпрепровождению;
— периодически возникает волчий аппетит или полное равнодушие к еде;
— появилась сонливость или бессонница;
— поменялся круг друзей;
— утомляемость, погруженность в себя, плохое настроение, нервозность, агрессивность;
— появилось стремление все закрыть на ключ: комнату, ящики стола.

Автор: knio

Просмотры: 2

Источник: rg.ru

Сетевое издание «1НСК» (16+).

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 - 67937 от 06.12.2016 г.

Учредитель: Харитонов Константин Николаевич.
Главный редактор: Чухутова Мария Николаевна.
Телефон редакции: 8 (988) 253-57-79.
Электронный адрес редакции: redactor@1nsk.ru.
Контактные данные для Роскомнадзора и государственных органов: redactor@1nsk.ru.
Для рекламодателей: adv@1nsk.ru.