Пожалуйста подождите

Жупел «русского фашизма»

29 октября 12:40
Рейтинг +00 - +    Эмоции
комментариев: 7

Хоть и старая статья, но правдивая.

Борис Миронов
Жупел «русского фашизма»

Тема «русского фашизма» взошла не на русской земле. О «русском фашизме» прежде шумно и много заговорили американские политики, историки, публицисты, а уж потом с их голоса, но сразу на высокой, истеричной ноте зашлась в кликушестве о надвигающемся «русском фашизме» так называемая демократическая пресса в самой России. Тема «русского фашизма» стала так агрессивно навязываться России, отодвигая на задний план другие проблемы, действительно важные для российской жизни, что депутаты Государственной Думы, спешно созванные в зал Аллой Гербер и Андреем Нуйкиным, целых пять часов заседали на парламентских слушаниях о фашизме. Кому это надо и какая выгода нагнетать сегодня в России истерию о «русском фашизме»? Журнал Стэнфордского университета, а этот университет в перечне наиболее влиятельных центров в определении внешней политики Соединенных Штатов, пишет: «Сегодня для России инфляция не является врагом номер один. Этот враг — фашизм». Так как журнал предназначен для практикующих политиков Соединенных Штатов и пропитан, конечно же, не заботой о благополучии России, а, как и все у американцев, лишь исключительно тревогой о собственных национальных интересах, ясно, что не для России, а для себя в России Соединенные Штаты определяют «русский фашизм» врагом «номер один» и заразительно передают свой страх российским структурам, которые разве что по их территориальному расположению можно называть российскими, на самом деле это настоящие полпреды и форпосты американских интересов в России. Именно поэтому помощник российского президента по национальной безопасности Батурин суетился создавать антифашистские комитеты, в тон и в глас американцам вторил прежний руководитель администрации президента Филатов, а сонмище так называемых демократов выплеснуло свой панический страх «о росте русского фашизма» в письме президенту, опубликованном в «Известиях», и президент, торопливо созвав перепуганных авторов письма в Кремль, поспешил заверить, что разделяет их тревогу, и поручил тем же Батурину с Филатовым срочно готовить проект указа о борьбе с фашизмом, и в рекордно короткие сроки авральный указ вышел. Что же это за «русский фашизм», страшнее которого зверя нет ни для американских, ни для российских демократов? «Русский фашизм» — это умно, или, точнее сказать, злоумно, но хорошо придуманный ярлык на возрастающее ныне национальное самосознание русских, на русский национализм. Американские политолога сами того не скрывают и, определяя врагом номер один «русский фашизм», настоятельно рекомендуют своей администрации помочь демократическим кругам в России «сделать российское население менее восприимчивым к авторитарной и националистической риторике», а также «Инициировать программы и выделить финансовые средства на укрепление демократических сил (получается, что понимать их надо как антинационалистические, — Б. М.) и оказание им помощи в просвещении граждан относительно своих политических платформ».

Чтобы доказать умышленно творимую подделку русского национализма под «русский фашизм», я далеко за примерами ходить не буду, достаточно своего опыта. Демократическая пресса, а это газеты «Известия», «Московские новости», «Московский комсомолец», «Сегодня», «Общая газета» и их единокровные, возопили обо мне как о фашисте без всяких кавычек, и именно как фашист я был представлен помощниками президента самому президенту, и в истерии борьбы с фашизмом, в начавшейся «охоте на ведьм» я был снят с поста председателя Комитета Российской Федерации по печати, а затем в письме к президенту «Наша демократия слаба, реформы тяжелы, а в умах — хаос» еврейская интеллигенция потребовала от президента гарантий, чтобы такие фашисты, как я, более не приходили к власти. Что же фашиствующего нашли в моей работе сподвижники президента, и сам российский президент, в создании каких фашистских изданий обвинил меня с телеэкрана кликуша-демократ Карякин? Фашистской для них стала опубликованная мною в «Российской газете» доктрина национального воспитания. Фашистской была ими объявлена моя конкретная программа преодоления духовного кризиса в обществе. Фашизм для них то, что я предложил через принятие ряда законов; и проекты таких законов мы уже начинали готовить, в том числе о борьбе с порнографией, создать в государстве нравственную цензуру. Я стал для них фашистом уже потому, что, будучи директором издательства «Русская книга», издавал, а, став руководителем отрасли, содействовал изданию русской литературы, в том числе первого в России полного собрания сочинений Гоголя, наиболее полного и лучшего на сегодня собрания произведений Пушкина, я стал для них фашистом, уже потому, что издавал не издававшихся с 1917-го года лучших русских философов Ильина, Победоносцева, Леонтьева, Розанова и многих других лучших мыслителей России. Вот оно, в их представлении, лицо «русского фашизма»! «Московский комсомолец» откровенно писал, что, мол, рано уволили Миронова, пусть бы сначала вернул деньги, потраченные им на собственную прихоть — Гоголя и Пушкина. А Еврейский культурно-просветительский центр в Москве (МЕКПО) потребовал от Генеральной прокуратуры России привлечь меня к уголовной ответственности за издания Победоносцева и Шульгина.

Можете себе представить, чтобы в Израиле Русский культурно-просветительский центр подал на еврейского министра печати в суд за то, что он издает лучших еврейских мудрецов? Бред, конечно. Но русских те же евреи публично, шумно, торжествующе клеймят «фашистами» только за то, что они хотят поднять и укрепить свой национальный дух, свое национальное сознание! Для чего понадобилось наводить фашистскую тень в России на правое, исконное дело любой нации — укреплять свой национальный дух? Вряд ли кому из здравомыслящих людей надо доказывать, что творимое сегодня в России является продолжением, углублением и расширением гигантской по замыслу, полвека готовившейся программы развала Советского Союза, развала России, о чем еще в пятидесятые годы предупреждал Иван Александрович Ильин (издание которого в России так не любо демократам), об этом же свидетельствуют документы американского генерала Аллена Даллеса, руководителя политической разведки США в Европе, ставшего впоследствии первым директором ЦРУ.
Даллес еще в 1945 году планировал, как эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания русского самосознания. «Посеяв в России хаос,— рассчитывал Аллен Даллес, — мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников в самой России... Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность. Отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубине народных масс. Литература, театры, кино — все будут изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых творцов, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, предательства — словом, всякой безнравственности... Честность и порядочность будут осмеиваться и никому ни станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу,— все это мы будем ловко и незаметно культивировать. И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище. Найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.» И вот теперь гигантский сатанинский комбайн, только что успешно перемолотивший поле под названием Советский Союз, с проверенным в разрушительном деле экипажем переключился на российское поле. Как был ведущим идеологом разрушения Советского Союза А.Н. Яковлев, которого бывший председатель КГБ Крючков публично назвал «агентом влияния» Запада, и, промолчав в ответ, Яковлев в суд не подал, он таковым остается и сегодня и демонстрирует свое идеологическое главенствующее положение, сидя по правую руку президента.

Прежде верткими, на все способными подручными у Яковлева были «Огонек» с Коротичем и «Московские новости» с Егором Яковлевым, теперь его руках оказалось мощнейшее телевидение, и плод идеологических усилий Александра Яковлева мы каждодневно видим на антирусском, антигосударственном голубом экране, изображающем и прославляющем самые низменные человеческие чувства, — точное исполнение программы Аллена Даллеса. То, что Соединенные Штаты как вели, так и ведут войну против России, мало у кого вызывает сомнение, разве что так называемые демократы изображают из себя неведающих. Сами же американцы спешат-торопятся трубить о своей победе. «Россия — побежденная страна, — безаппеляционно заявляет бывший помощник президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Збигнев Бжезинский. — После 70 лет коммунизма она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. И она побеждена. Сейчас у нее есть шанс через глубокую, ответственную, полную реконструкцию стать зрелым демократическим европейским государством. Но для этого не надо подпитывать иллюзий о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей».

Бжезинский уже не советует, не рекомендует, как делал два-три года назад, он угрожает отбить у нас охоту думать о России, возрожденной в ее прежнем, державном могуществе. «Никто из нас не учитывал, до какой степени организованное общественное мнение Запада настроено против России и против Православной Церкви,— писал И. А. Ильин, давно предупреждавший нас не питать иллюзий в отношении Запада. — Западные народы боятся нашего числа, нашего пространства, нашего единства, нашего душевно-духовного уклада, нашей Веры и Церкви, наших намерений, нашего хозяйства и нашей армии. Они боятся нас и для самоуспокоения внушают себе, что русский народ есть народ варварский, тупой, ничтожный, привыкший к рабству и деспотизму, к бесправию и жестокости, что религиозность его состоит из суеверия и пустых обрядов. Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы «цивилизовать» ее по-своему; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; завоевательная, чтобы организовать коалицию против нее; реакционная, религиозно-разлагающая, чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная, чтобы претендовать на ее «неиспользованные» пространства, на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии». Полвека прошло со дня написания этих строк — ничего не изменилось. Все так же западные специалисты по «русскому вопросу», но уже с огромной армией подручных в самой России пытаются изолгать Россию, не желают смириться с очевидным: Россия великодержавна не потому, что таковой ее пытаются выставить русские националисты, она великодержавна сама по себе, обладая гигантской территорией, многочисленным народом и богатейшими сырьевыми запасами. Вера, история и суровый климат выковали в русском человеке сильный, стойкий характер. Русь не раз разоряли, сжигали дотла, но всякий раз она отстраивалась краше прежнего. В борьбе с завоевателями русский человек быстро учился воевать. Однако став искусным воином и разгромив непобеждаемых до него шведов, немцев, татар, турок, французов и еще «двунадесять языков», русский человек не потянулся копьем за близко лежавшими заграничными лакомыми землями, а двинулся на север, в Сибирь, и даже в Америку на Аляску осваивать далекие суровые земли, до которых не находилось тогда иных охотников. В то время, когда другие народы могли и по тридцать, и по сто лет воевать за кусок земли размером с сибирский огород, русский мужик, полагаясь на Бога и крепость характера, обживал, поднимал новые края. Богатства российской земли — более 60 процентов разведанных на сегодня в мире месторождений, к которым тянутся из-за океана жадные руки, эти богатства не с бананового дерева на нас свалились, они добыты мужеством, талантом и тяжким трудом русского человека, не раз пугавшего Европу своим умением работать.

Академик Тарле, разбирая свитки французского двора в Москве времен Екатерины, обнаружил, в каком страхе наблюдали французы, как мощно оседлывает Россия торговую дорогу в Европу, и просили своего императора что-то делать с Россией, иначе Франция может остаться на обочине торговой дороги. Статью Тарле «Была ли екатерининская Россия экономически отсталою страной» я напомнил одному французскому миллионеру в разговоре о западной помощи России, говорил ему, что не нужна нам от них помощь при наших-то возможностях, и что в действительности не Запад помогает нам жить, а мы помогаем Западу хорошо жить, и не нам надо бояться «железного занавеса», а Западу, который чем только не кормится с России помимо сырья, и нашими идеями, и нашими изобретениями, и нашими технологиями. Переманивает наших ученых, специалистов, наших артистов, даже спортсменов. Именно Запад, а не Россия пострадает в первую очередь в случае нашей размолвки, и если мы хоть чуть привстанем, то вновь окажемся для Запада Гулливером среди лилипутов, и тогда не одна Франция, вся Европа завопит, как вопили французские послы во времена императрицы Екатерины: «С Россией что-то надо делать!» Засмеялся мой богатый француз и искренностью на искренность ответил, что я, очевидно, прав. Тогда за какой же помощью не устают наезжать на Запад наши власть ухватившие? Смешно, тоскливо наблюдать, как сначала достижением демократической власти было получить, выпросить у Запада кредиты, берущие Россию в кабалу, а теперь успехом их же зарубежных вояжей считается добиться отсрочки выплаты процентов по долгам, разумеется, под новые проценты. Детей наших и внуков закладывают в рабство. Хотя и эти кредиты Запад не спешит давать, да и не разрешает вкладывать, как должно бы, в развитие экономики страны, лишь продает за них свой же товар и тем самым нацелено и точно бьет по российской промышленности. Назовите хоть один базовый для отрасли завод, вставший за последние годы на крепкие ноги благодаря западным инвестициям. Нет такого завода, не будет и быть не может, кому ж охота плодить конкурентов на свои же деньги, Если правящая миром «семерка» между собой не может найти общего языка, нам-то с чего она будет помогать? Сажать восьмого едока за стол, где и семерым тесно? И потому лучшая помощь от Запада — не мешать нам. Они же не просто мешают, они не просто палки, они целые бревна пихают в колеса.

Мы обладаем уникальными космическими, ядерными технологиями, лучшими ракетными двигателями, самолетами, танками и ничего теперь не можем продать, не потому что товар плох, повторяю, он лучший на мировом рынке, а потому, что на восхваляемом западном рынке, куда нас так усиленно заманивают десять последних лет, впротиву всем законам экономики, побеждает не тот, у кого лучший товар, у кого лучшего качества рабочая сила, а тот, у кого мошна потуже и кулак потолще. В результате перестройки и демократических реформ, об успешном осуществлении которых так истово печется Запад, мы отстранены даже от торговли с нашими традиционными партнерами. Вся черная забота Запада о «развитии» России, вся их черная забота об успешном, развитии «демократии» в России шита белыми нитками корысти дорваться до наших сырьевых запасов. Покупать сырье у России при нормальных отношениях продавца и покупателя для Запада слишком накладно, и не потому, что Запад жаден, хотя он и жаден, но не в том причина, а в том, что Запад слишком беден по сравнению с Россией и для него просто разорительно покупать у нас сырье по мировым ценам и в нужном для Запада количестве. Двадцать процентов населения Земли, в основном те, кто проживает на процветающем Западе, поглощают более восьмидесяти процентов добываемого в мире сырья, то есть живут за счет обкрадывания других народов. У них есть два варианта для своего дальнейшего развития, и оба для них губительны: или снижать жизненный уровень, по своей сырьевой одежке протягивать ножки, или честно закупать сырье в других странах, главным образом в России. Но первое грозит немедленной сменой правительств, а второе — полным экономическим банкротством. Вот почему Запад жаждет сделать Россию дармовым сырьевым придатком и очень давно, точно и злоумно рассчитал как этого добиться. Во многом Запад уже преуспел, успешно реализуя задуманное, — в России хозяйничает доллар, по заокеанскому сценарию осуществлен первый акт спектакля под названием «Приватизация в России», и кадры на ключевые позиции в окружении российского президента, в российском правительстве они расставили свои, но, учитывая опыт российской истории, понимают западные стратеги, что вся их блестяще разработанная стратегия очередной «барбароссы», все их реально достигнутые успехи в интервенции России не будут стоить и понюшки табаку, если поднимутся в коренных народах России, и в первую очередь в русских — национальный дух, национальное достоинство, национальное самолюбие, национальная гордость, словом, то, что нашими предками в боях и в труде за тысячелетнюю историю православного подвижничества и создало тот могучий дух, всеобъемлющее название которому — национализм. Национализм — та сила, которая дает человеку непоколебимую веру в свою нацию, в свой народ, в свою Родину, когда любовь к Родине соединяется с верою в нее, в ее призвание, в творческую силу ее Духа, в тот грядущий расцвет, который ее ожидает. Веру и ведение, любовь и волю, живой опыт и победы прошлого — все объединяет в себе национализм, сосредоточивает веру народа в свою Нацию, в свое Отечество, крепкую уверенность в то, что дни падения преходящи, а национальный дух вечен и незыблем.

Русского национализма больше всего боятся чужеземцы в России, потому и бесятся, клеймят его «фашизмом», тем самым фашизмом, который мы победили в 1945 году именно благодаря силе своего национального духа. Не могли мы иначе победить фашизм при том раскладе сил, какой сложился на июнь 1941 года, и по всем здравомыслящим, прагматическим расчетам, каковыми и ныне пользуется Запад, надо было нам, не раздумывая, сдаваться, как сдавались другие «умные» страны. Но хватило у Сталина чутья прислушаться к митрополиту Гор Ливанских Илии, поверил он в явление Богородицы, приказал открывать храмы, выпускать священников из тюрем и лагерей. Вместе с Верой Православной воскрешался народный дух, который поднимали имена и подвиги достославных героев русской земли Сергия Радонежского, Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Васильевича Суворова, Михаила Илларионовича Кутузова, адмиралов Нахимова, Ушакова... — многочисленная, забытая было, из народной памяти гонимая русская рать. И, подняв национальный дух, мы победили фашизм.
Вместе с победой военного искусства одержали в той войне еще одну, не менее значимую, просто реже поминаемую — экономическую победу. Когда не только количеством, хотя и количеством важно, но и качеством вооружения мы превзошли гитлеровскую Германию, поставившую себе на службу и на труд всю Европу. Так чего же вдруг сегодня испугались, когда нет на отеческой земле вооруженного до зубов врага, и молох фронта не перемалывает каждый день тысячи наших лучших людей, и не женщины, дети, старики стоят у станков, и не надо эвакуировать заводы, и не бомбят, и не по карточкам отпускают скудные пайки черного хлеба — так с чего вдруг психоз катастрофы, уныние поражения охватило так много русских людей? почему вдруг увидели спасение в Западе, как за милостыней едем побираться туда, унизительно выклянчивать какой бы миллион взаймы?
Психоз этот нагнетается власть ухватившими, демократической печатью, не знающими русского народа, не верящими в русский народ, никогда не гордившимися русским народом, не жившими с русским народом одной национальной душой, иначе б не взрывали горькую святыню Ипатьевский дом, последнее пристанище российского государя-великомученика, иначе б во рвении угодить иностранному гостю не сажали бы на кремлевский пятачок вертолеты, опасные своей вибрацией для русских святынь — кремлевских храмов, иначе бы не определяли своих детей на жительство в иноземные государства...

Не знают российские правители своего народа, не любят и не верят в него, нет у них душевного и духовного запала, чтобы из груди вырвалось «братья и сестры». Зато у западных кукловодов наших властей и прессы хватает чутья, страха и знаний, чтобы сполна оценивать наш народ, его дух, силу и мощь, а потому понимают они, что успешно развиваемая ими интервенция в России, она хоть и победно быстро развивается, да в любой момент может больно обломаться о русский дух. Все силы, всю свою мощь бросают они против подъема русского духа. Ярлык «фашизма» на русском национализме — это не только научно точно, психологически верно выбранная подмена, когда генетически присущее нации — национализм — подменяется на генетически ей ненавистное — фашизм, но и безрасчетно выкрикнутая всей перепуганной натурой ненависть и страх перед русским духом. Ненавидят иноземцы наш национальный дух, и прежде ненавидели, а теперь, когда о него может, как и прежде, сломаться так хорошо задуманное и почти что осуществленное, когда так близко возжелаемое, ненавидят стократ больше. Но своим нетерпением и своей ненавистью к русскому духу и нам оружие против себя выказывают. Имя ему — русский национализм. Без уверенности в себя, без крепкого национального духа, без опоры на прежние победы нам не одолеть нового нашествия иноземцев В разное время по-разному наступал для России 41-ый год. Но знает русский народ, как никогда должен верить сегодня в то, что восстань в нем русский дух, как было в русском народе во времена Александра Невского, Дмитрия Донского, Козьмы Минина, Александра Суворова Михаила Кутузова, Георгия Жукова и тогда непременно наступит победный сорок пятый.

31.05.2001


Автор:
Миронов Борис Сергеевич
Публицист, издатель, председатель комитета РФ по печати (смещён Ельциным за попытки проводить национальную политику).



комментарии

К первому непрочитанному