Пожалуйста подождите

Непоколебимый застой. Дирк Фридрих Шнайдер

25 ноября 07:36
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 0
- Вы больше не можете баллотироваться на выборах в Госдуму, потому что ваша социал-демократическая Республиканская партия распущена, а прямые выборы отменены. Вы пойдете голосовать?

- Не знаю. Выборы перестали быть свободными. Известные политики не имеют возможности баллотироваться, партии распущены, а Кремль поддерживает десяток сайтов, на которых сам и распространяет ложь об оппозиции. Поскольку голосование будет проходить исключительно по партийным спискам, это будут выборы без политиков. Сейчас я наблюдаю за тем, как в предвыборной кампании держатся "Яблоко" и Союз правых сил – на основании этого я буду решать, голосовать мне или нет.

- Почему вашей партии больше не существует?

- Мы обрели популярность и собрали хороших людей, однако затем был принят новый избирательный закон, согласно которому партия должна иметь не менее 50 тысяч членов. Мы насчитали 63 тысячи, но власти полагают, что их не более 42 тысяч. Мы предлагали сравнить списки. Последовал отказ. Сейчас мы подали иск в Европейский суд по правам человека. Закон привел к тому, что уже нельзя создать никакой новой партии: ни партию "зеленых", ни партию солдатских матерей.

- В чем причина того, что прозападно ориентированным партиям в России так тяжело?

- Нам вменяют в вину все плохое, что случилось в 90-е годы. А что не удается Кремлю, то делаем мы сами: мы слишком расколоты и разобщены. Сопротивляется главным образом Григорий Явлинский, лидер "Яблока". Он обвиняет Союз правых сил в коррупции, он оспаривает наше право на существование. В выборах в Госдуму четырехлетней давности еще принимали участие 53 партии – теперь 15. И они слабы или ими управляет Кремль, как "Справедливой Россией".

- Однако существуют партии, достаточно представительные, которые не являются порождениями Кремля, например, коммунисты или либерал-демократы.

- Либерал-демократы Жириновского всегда были послушны Кремлю. Они не являются оппозицией. Как и коммунисты: вся их антизападная риторика и их программа, например, требование государственного контроля над экономикой – все это давно является кремлевской политикой.

- Почему Владимир Путин отказывается от более либеральной модели общества?

- В 1996 году ему пришлось стать свидетелем провала его политического отца Анатолия Собчака на выборах губернатора Санкт-Петербурга. Путин верил в Собчака – не верили граждане. Когда затем в 2004 году в Киеве произошла "оранжевая революция", он решил, что нужно строже наблюдать за гражданским обществом. Путин – это тип классического автократа, который сильно не отличается ни от Мубарака в Египте, ни от Мушаррафа в Пакистане.

- Президент вообще не участвует в предвыборных дебатах. Он столь силен, что ему не нужно защищать свою политику?

- У него нет такой необходимости, он контролирует телевидение, бюрократию, парламент, суды и крупные предприятия.

- Препятствует ли Кремль другим партиям в ведении агитации на телевидении?

- Все кандидаты – это друзья Кремля. Конечно, на телевидении каждый может говорить открыто, но даже лидер "Яблока" Григорий Явлинский не использует эту возможность для критики Путина. Критиковать его партию – пожалуйста, но не власть. С коммунистами то же самое: они поднимают мелкие темы, не затрагивая главных.

- Как вы считаете, выборы будут честными?

- Нет, хотя бы уже потому, что Путин и его партия заявляют, что явка превысит 60%, но ожидают еще более высокого результата. Даже если у них было бы все под контролем, это нереально. Поэтому избирательная комиссия пытается командовать международными наблюдателями.

- Возможны ли в связи с этим беспорядки?

- Не сейчас, народ предпочитает стабильность. Российское общество очень пассивно, хотя люди понимают, что происходит. Многие еще говорят, мол, у нас молодой президент, нам этого достаточно. Но через несколько лет могут начаться массовые протесты против коррупции, социального неравенства и роста цен.

- Как вы считаете, есть ли шанс, что в будущем в России появится сильная либеральная партия?

- Если "Яблоко" и Союз правых сил потерпят неудачу на выборах, то я надеюсь, что хотя бы тогда мы объединимся в оппозиционную партию. Структуры моей партии еще существуют. Пока нас хватают, только если мы выходим на улицу под нашими знаменами, потому что символика уже запрещена.
Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному