Пожалуйста подождите

Петр Рауш. Почему анархисты?

22 сентября 09:38
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 0
Мне пришлось уехать из Питера ещё в марте. Отъезд чем-то напоминал плохой детектив - машина к подъезду ночью, переезды с одной "явочной" квартиры на другую, встреча адвокатом в полуконспиративном режиме... Около недели я оставался в городе в режиме, близком к подпольному. Потом - тоже после захода солнца - Витебский вокзал. Билет до Киева взяли товарищи. Тоже мера предосторожности, на случай милицейского контроля за билетной кассой. В плацкарте мест не было, пришлось ехать в купейном, который оказался на три четверти пустым, и весь путь до Киева прошёл без попутчиков. А ещё до поезда, при переезде с одной "явки" на другую, водитель машины включил песенку "One way ticket". В моём случае текст про "билет в одну сторону" звучал как вполне однозначная установка.

Кажется, не особенно они меня и искали. Может, им как раз и удобнее было, чтобы я уехал? Хотя... В июне уже узнал, что мною интересовался кто-то из сотрудников российского посольства в Киеве. Потом пара питерских знакомых с неоднозначной репутацией подала странные какие-то сигналы, вроде бы давая отбой тревоги. Писали, что следователя, проводившего обыск у меня на квартире, ожидают неприятности, а дело в отношении меня решено благополучно. Но никаких подробностей. А дальше - и двух недель не прошло, как та же следственная группа городской прокуратуры вламывается в квартиру дочери. У жены и дочери изымают мобильные, из компьютера - винчестер. Такой вот "утраченный интерес". Очевидно, окончательно убедить меня в том, что я им не нужен, должен был визит разыскивавших меня следователей... в московское бюро радио "Свобода"! И какие могут быть этому логичные объяснения - если ещё в июне они знали, что я из России выехал?

Андрея и Дениса взяли 16 августа. Разумеется, и здесь очень простое объяснение - подозрительно выглядящим товарищам, пожалуй, надо было не раз подумать, прежде чем ехать электричками через Малую Вишеру через три дня после теракта. А есть и конспирологическая версия: в первых сообщениях об аресте говорилось о том, что квартиру Андрея обыскивали ещё до того, как он был задержан. Теперь, когда протокол обыска опубликован в Интернете, мы знаем, что обыск был позже. Что, однако, не снимает версии целенаправленной операции спецслужб. Чего стоит один тот факт, что санкцию на тридцатисуточный арест суд дал... по ходатайству Генеральной прокуратуры! Чувствуете, каков уровень? "По когтям узнаём льва"... Андрея по тому же декабрьскому ещё делу допрашивали уже не один раз, а потом тоже внезапно "утратили к нему интерес" - и вот теперь арест по подозрению в терроризме. Приём "утраченного интереса" напоминает об игре в "кошки - мышки": если они и отпускают кого-то из тех, кому "сели на хвост", то только для того, чтобы чуть позже вцепиться глубже.

Теперь - сентябрь. Двухнедельная голодовка Андрея позади - ему дали возможность встретиться с адвокатом. Но, разумеется, никакого освобождения под подписку о невыезде. Ведь то, в чём его с Денисом "подозревают", относится к числу особо опасных преступлений. А товарищи как раз имеют все основания быть под подозрением. Хотя в день и час взрыва железнодорожных путей они находились за несколько сотен километров от места теракта, зато уже больше года значатся в особых списках, ведущихся московским отделом "Т". Полагаю, не ошибёмся, предположив, что "Т" - означает террористический. Бывает, что и они называют вещи своими именами. Как руководитель питерского 18-го отдела УБОП полковник Чернопятов, посетовавший в своё время, что необходимость контроля за протестными акциями отвлекает милицию от её основных дел - проституции, наркомании и терроризма. Так и сказал, открытым текстом, не стесняясь... Но - к августовскому делу. Никаких "доказательств" причастности товарищей к взрыву железнодорожных путей 13 августа у спецслужб не было. И быть не могло - поскольку не было факта "причастности". Зато было другое. Досье отдела "Т". Плюс питерские списки экстремистов в 18 отделе УБОП. Плюс декабрьское дело о ножевом ранении одного из нападавших на нас нацистов. Плюс предшествовавшие аресту неоднократные задержания товарищей с листовками и газетами. И - мониторинг их участия в антивоенных пикетах, анархических демонстрациях, антифашистских акциях. В сегодняшней России для ареста этого оказалось более чем достаточно.

Но - почему они решили ударить по анархистам? Казалось бы, очевидно, что сил у анархического движения для того, чтобы по-настоящему представлять угрозу государственной безопасности РФ, нет? Какой смысл в репрессиях против немногочисленных и не лучшим образом организованных групп, ни одна из которых в боевом противостоянии властям до сих пор практически не участвовала? Попробуем поискать ответы в нескольких плоскостях.

Да, анархисты слабы - но слабость эта относительна. Поскольку никто из ненавидящих террористический режим власти в России особой силой похвастаться не может. Фашистская НБП, выступающая за "Россию без Путина" и в борьбе за уже занятую властями "экологическую нишу" дошедшая до экстремизма, "прессуется" по всей стране уже не первый год, насчитывая в своих рядах десятки политзаключённых. Приговорённых к лишению свободы, разумеется, не за фашизм - а за то, что их фашизм "другой", "альтернативный", нелояльный президенту и ФСБ. Практически во всех случаях полученные лимоновцами уголовные срока были вынесены судами за действия, которые по закону могли квалифицироваться лишь как административные правонарушения. Однако те, кто издаёт законы, лучше знает, как и что квалифицировать - и вместо восьми суток ареста приговором становятся восемь лет... Да настолько ли сильна НБП, чтобы властям РФ её бояться? Даже если не по-путински, а по-пушкински формулировать: "Не войском, нет, не польскою подмогой, а мнением - да, мнением народным"? До весны-2007 питерская организация лимоновцев, считающаяся одной из самых "боевых", не инициировала ни одного массового протестного выступления. В демонстрации 1 мая и 7 ноября НБП лишь "встраивалась" группой от шести до девяти десятков человек. Сравнительно с тысячами манифестантов это совсем немного - но именно их флаги вызывали немедленную реакцию ОМОНА - оцепить, отсечь от колонны, не позволить участвовать в демонстрации, задержать. На кого ещё власти обращали такое же внимание? Правильно, на анархистов. И здесь заметим - численно "чёрный блок", в последнее время жёстко блокировавшийся милицией во время демонстраций, колонне НБП не уступал. Наоборот - анархистов неоднократно бывало раза в полтора больше. Чего же удивительного в том, что власть в своих репрессиях против нас перешла от блокирования колонн - к фабрикации дел? Или кто-то расчитывал, что гонения на НБП сохранят "эксклюзивный" характер? Да они и не были никогда "эксклюзивными"! От дела "Юкоса" и "шпионских процессов" в отношении множества учёных, обвинённых в "разглашении государственных тайн" - через приговоры "экстремистам" Стомахину и Дмитриевскому - и до сотен мусульман, осуждённых за терроризм (кто - только за принадлежность к якобы террористической организации "Хизб-ут-Тахрир", другие - лишь потому, что были чеченцами). Вспомнив всё это, удивляться придётся не тому, что остриё террора задело анархистов, а скорее тому, почему оно так долго нас не касалось...

И снова о слабости. Кто сказал, что спецслужбы России приспособлены для борьбы с сильным противником? Они же всю свою историю специализировались как раз на удушении тех, кто слаб! Их президент это предельно откровенно сформулировал: "Слабых - бьют!". Им всегда проще было задавить того, с кем легче оказывалось справиться. Убить несколько сотен мирных жителей оказывалось куда удобнее и безопаснее, чем одерживать победы над реальными отрядами противостоящих им боевиков. В Нальчике, например, десятки убитых "федералами" мирных жителей были объявлены "террористами" посмертно. И то сказать, должна же быть от погибшего мирного населения какая-то польза - так хоть соотношение потерь стало более выигрышным для российских властей! Та же практика в Чечне поставлена в текущий режим - и это тоже очень удобно, так как за уничтоженных "террористов" люди Кадырова систематически получают награды, уже не уступая в этом своим русским наставникам. Вспомнить тут можно ещё сталинских времён анекдот о Будённом - как спасся Семён Михайлович от ареста, выставив против тех, кто его арестовывать пришёл, пулемёты - а потом позвонил Хозяину и доложил, что полчаса продержится. Правдива эта история или нет - но Большой Террор маршал пережил. Многим ли это удалось из тех, у кого пулемётов не было? Так вот - представляется, что волну против анархистов власти поднимают сейчас потому, что, как им кажется, с анархистами им проще справиться. Контакты анархистов с правозащитным сообществом слабы, и есть шанс использовать нашу относительную политическую изоляцию. И ещё - кампания по борьбе с анархистами легко может быть понята партнёрами путинского режима на правительственном уровне других стран. Со стороны Буша, Саркози, Меркель. Сам факт того, что анархическое движение интернационально, а наши европейские товарищи сильнее и заметнее, парадоксальным образом оборачивается здесь против нас - примерно также, как это происходит и в случае с исламскими фундаменталистами...

Но посмотрим на дело с другой стороны, ещё раз отметив, что слабость анархического движения не стоит и переоценивать. И дело не только в том, что анархисты "заметны" (в Питере, например, на одном из трёх по всей России еженедельном антивоенном пикете), а наши чёрные флаги, как бы мало их ни было - бывает достаточно единственного! - всегда "режут глаз" милицейскому начальству и гебистской сволочи. Не менее важны здесь и те цели, за которые мы выступаем, и тактика "анархии образа действия". Анархисты, в отличие от статусной "оппозиции", в ряды которой сегодня вписалась и НБП, никогда не кричали: "Милиция с народом!" - и не будут этого делать. Анархисты были единственными, кто всегда, начиная с конца 80-х ещё, выступал за бойкот организуемых властью избирательных мероприятий. Отмена порога явки на предстоящих думских и президентских выборах - свидетельство того, что фашистский режим бойкота выборов боится. Законодательные нововведения в данном случае направлены именно против нашей касающейся выборов стратегии - и это значит, что власть осознаёт её реальную опасность. Анархисты - по крайней мере, та их часть, которая входит в Ассоциацию Движений Анархистов (секцию Интернационала Федераций Анархистов) - всегда были одной из наиболее крайних и последовательных групп, выступавших как против колониальной политики путинского режима на Северном Кавказе, так и против межэтнической ксенофобии - а именно на этих краеугольных камнях и утвердился в своё время рейтинг нынешнего президента и его спецслужб.

Да и можно ли найти в России другую политическую группу, взгляды которой практически на все социально-значимые процессы настолько расходились бы со стандартами, навязываемыми властью? В случае с анархистами точнее было бы говорить даже не о расхождении, а о диаметральном противостоянии, об абсолютной идейной конфронтации. Эта конфронтация касается как отторгаемого анархистами сталинско-гебистского прошлого (роднящего путинский фашизм с зюгановщиной), так и воспринимаемой нами в штыки пропаганды "неолиберального" империализма (в котором разница между "Единой" и "Другой" Россиями практически неощутима). Бонапартистское лавирование власти между двумя имперскими стандартами, псевдо-красным и квази-либеральным, становится невозможным тогда, когда и тот, и другой оказываются дискредитированы - а именно на такую дискредитацию и направлена анархическая пропаганда. Так ли она безуспешна? Соответствует ли в действительности престиж власти в глазах населения дутым рейтингам социологов? Во всяком случае, руководство спецслужб очевидно должно оценивать угрозу, действительно существующую для власти на этом направлении.

Ну, и наконец несколько завершающих штрихов. Сколько всего людей в Питере принимали участие в протестных акциях во время саммита 2006 года? Порядка тысячи. Сколько среди них было анархистов? Около сотни, то есть процентов десять. Многие ли были тогда задержаны, арестованы? Из общего числа всех протестующих, считая тех, кто до Питера доехал - также около сотни. В том числе более семидесяти анархистов (задержанных лимоновцев, к слову, и десятка не набралось). Кто по сфабрикованным - тогда, правда, лишь административным - делам был приговорён в июле 2006 года к арестам продолжительностью в 10 и 15 суток? Анархисты. И дело тут не только в том, что участники анархического движения сравнительно более активно, чем правозащитники или леворадикалы, участвовали в протестах. По анархистам наиболее жёстко ударил именно превентивный террор со стороны власти. За участие в акциях суд приговаривал обычно к трёхсуточным арестам. Пятнадцать и десять суток в изоляторе временного содержания отбывали как раз те, кто ничего сделать не успел. Арест - лишь за то, что оказались анархистами. Таким образом, ненависть анархистов к власти, как видим, пользуется взаимностью. Можно вспомнить ещё учения спецназа в Питере года три назад. По сценарию учений, российские спецслужбы должны были "освобождать" заложников, захваченных условными "террористами" на стадионе. Кто же выступал в роли "террористов"? Нет, не смертники из батальона "Риядус салихийн" - а всё те же анархисты. Спецслужбы РФ, таким образом, прекрасно знают, кто их настоящий враг. В свете всего вышесказанного нынешние репрессии против анархистов в России никак нельзя считать случайностью. А вот как на это следует реагировать - уже другой вопрос. Не в последнюю очередь касающийся нашей способности к мобилизации сил и ресурсов.

Пётр Рауш

Киев, сентябрь 2007
Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному