Пожалуйста подождите

Мигрантократия

03 сентября 17:05
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 1
В Совете Федерации разработана концепция законопроекта «О натурализации и гражданстве», которая вносит радикальные изменения в миграционную политику России. Последствия принятия этого законопроекта могут означать конец России, какой мы её знаем и любим.

Прежде чем говорить о самом проекте, стоит потратить немного времени на рассказ о том, кем и как он сочинялся. Концепция была разработана и утверждена комиссией верхней палаты парламента по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями. Официальная цель документа — навести порядок в действующих правовых актах, касающихся сферы миграции, которых напринимали в спешке достаточно много. Ну и предложить какую то более-менее внятную концепцию отношения к миграции как таковой. Так как миграционный вал сейчас захлёстывает Россию (по официальным данным, Россия на втором месте после США по приёму мигрантов), не замечать проблему (как это делали до сих пор) уже невозможно, и надо, наконец, что то делать.

Законопроект готовился группой разработчиков во главе с политтехнологом Сергеем Градировским. Последний — элитный интеллектуал, добившийся признания у сильных мира сего: он — главный советник Полномочного представителя Президента РФ в ПФО, заместитель председателя Комиссии по развитию этнокультурных и конфессиональных отношений и гражданской идентичности при С. Кириенко, и, кстати, соучредитель Гильдии религиозных журналистов России. Чтобы было понятнее последнее обстоятельство: Градировский известен, в частности, своими трудами в кириенковском проекте «Русский ислам» (в рамках этого проекта были открыты медресе и духовные училища для мусульман, сделаны большие усилия для омусульманивания русских, а также, разумеется, для привлечения масс «этнических мусульман» к сложному делу управления куском России). Впрочем, Градировский отметился в целом ряде проектов, имеющих одну направленность — «работу с русской идентичностью», а точнее её размыванием и заменой на что нибудь более приличное. Сам Градировский чрезвычайно гордится своим смешанным происхождением — он сын многих народов.

Озвучку получившегося документа доверили сенатору от Чувашии Владимиру Иосифовичу Слуцкеру. Слуцкер известен как бывший эмигрант (уехал из России в 1988 году, вернулся в 1992), успешный бизнесмен (тут он успел наворотить многое, на него даже покушались, но безуспешно — как безуспешно закончилась попытка обвинить бизнесмена в убийстве генерала ФСБ Трофимова, так и не раскрытом), знаток Каббалы и, среди всего прочего, обладатель «третьего дана» по карате. Сенатор Слуцкер одно время занимал должность председателя РЕК — Российского Еврейского Конгресса, чрезвычайно влиятельной организации, профессионально занимающейся «антифашизмом». Кстати, Слуцкер — тоже профессиональный антифашист. В частности, он готовил многочисленные обращения в прокуратуру и прочие карательные органы с требованием пустить в действие «русскую» 282 ю статью. Однажды под слуцкеровскую раздачу попало даже прокремлёвское движение «Местные», выпустившие не понравившуюся сенатору листовку.

Разумеется, не следует полагать, что за содержание документа ответственны лишь эти два человека. Это плод работы коллективного разума. Причём не только того, который реализовывал идеи, но и того, который их заказывал.

Теперь обратимся к самим идеям, изложенным в законотворческой инициативе.


ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПАВОДОК

Всем уже, кажется, известно, что положение с миграцией в России отчаянное. Нашу страну захлёстывает вал мигрантов, легальных и нелегальных.

Иногда приезжих именуют «трудовыми», поскольку известная часть этих самых мигрантов работает — зачастую на грязной и низкооплачиваемой работе, зачастую нелегальной. В результате в крупных городах слова «таджик» и «чернорабочий» стали практически синонимами. Работодатели довольны: дешёвая рабочая сила выгодна, это позволяет снизить издержки. Правда, выгодно это только работодателям. Население страны — то есть русские — имеют с этого одну головную боль.

Во-первых, мигранты сбивают цены на труд и плодят безработицу. Вместо того, чтобы платить за хорошую работу достойное вознаграждение, дешевле нанять за копейки смуглых людей из аула, которым некуда податься. Русские остаются без рабочих мест.

Во-вторых, деградирует культура труда: люди из аула не умеют и не хотят работать хорошо. Они строят плохие дома, кладут плохой асфальт, и даже метлой работают скверно. Их можно понять: у них нет никаких причин работать хорошо. Но страдают от этого те, кто живёт в этих домах, ездят по этому асфальту, ходит по этим улицам. То есть русские.

В-третьих, нищие и бесправные люди легко идут на нарушение закона, особенно если нарушать его легко и выгодно, как в России. Те же самые «дешёвые рабочие» являются источником разнообразного криминала — начиная от подделки товаров (сколько поддельного вина и минеральной воды разлито в грязных подвалах?) и кончая наркоторговлей, бандитизмом, рэкетом, любыми преступлениями любой степени тяжести. Мигранту легко быть преступником: он ничем не связан со страной, в которую приехал, ему не жаль людей, которым он продаёт наркотики (или которых грабит и убивает), ему всегда есть куда скрыться, наконец, его поддерживают этнические мафии и землячества.

Тут мы переходим к следующей части. Когда мы говорили о выгоде, извлекаемой работодателями из дешёвого труда мигрантов, мы ничего не сказали о том, кто те работодатели, которые её извлекают. Так вот — основными «заказчиками» мигрантского труда являются те же мигранты, но приехавшие в Россию несколько раньше и успевшие здесь устроиться. Если же называть вещи своими именами, то труд мигрантов находится под контролем этнических мафий. Которые успешно захватывают самые прибыльные, самые выгодные бизнесы, подминают под себя все источники дохода. Они же являются главным двигателем коррупции: именно этнические группировки — основной источник средств для прикорма продажных чиновников, милиционеров и т. п. Наконец, те же этнические мафии лезут в политику, пытаясь — и не без успеха — влиять на принятие важнейших государственных решений. Понятное дело, отнюдь не в интересах России и её населения.

Всё это — вещи общеизвестные. Казалось бы, стоит порадоваться, что государство, наконец, озаботилось этими проблемами и собирается что то делать для их решения. То есть поставить хоть какие то барьеры на пути захлёстывающего Россию паводка, озаботиться национально-культурной экологией страны, защитить, наконец, местное население — прежде всего русское — от агрессивной активности приезжих. Именно этого хотят, именно этого ждут граждане России.

Что же нам предлагается?


ТИХОЙ САПОЙ

В первых же публикациях «проект Слуцкера-Градировского» назван «сенсационным». И для этого есть все причины. А именно: он предполагает невероятные, немыслимые в нормальном государстве льготы и преференции для мигрантов. Льготы и преференции такого уровня, который, по существу, ставит их не просто вровень с коренным населением страны, а много, много выше.

Во-первых. Проект предлагает уравнивание экономических прав россиян и трудовых мигрантов. Сегодня иностранцы, работающие в России менее шести месяцев, платят 30 % подоходного налога. Подоходный налог для иностранцев планируется снизить по единой шкале — до 13 %. Сейчас на 13 % могут рассчитывать лишь приезжие, работающие в РФ дольше этого срока и приобретающие статус резидента.

Во-вторых. Проект предлагает введение новых статусов для мигрантов. В частности, автоматически выдавать вид на жительство так называемым «экономически востребованным приезжим». Автоматически вид на жительство предполагается выдавать «крупным предпринимателям». Что из себя представляет этот «крупный предприниматель», и что именно он будет предпринимать в России, чего он не мог предпринять в родном Азербайджане или Грузии — об этом вопрос не ставится. Любой человек, желающий обогатиться за счёт русских, сможет теперь это делать беспрепятственно. Кроме того, такие же условия предоставляются нерусским студентам, приезжающим учиться в Россию (читай — отбирающим места, платные и бесплатные, в российских вузах у русской молодёжи). Отдельно предусмотрен автоматический вид на жительство для желающих «пройти стажировку» в каком нибудь российском вузе. Что именно будут делать здесь «стажёры», догадаться нетрудно: в России хорошо набирать опыт сбыта продуктов национальных экономик, например, опиатов… Ну и так далее.

В-третьих. Мигранты смогут получать российское гражданство по радикально упрощённой процедуре. Условно говоря, предполагается, что желающий получить российский паспорт может «набрать баллы», предоставив в соответствующую инстанцию какие то сведения о себе, выставляющие его в выгодном свете. Например, набрать баллы можно, продемонстрировав хорошее знание русского языка (хотя, казалось бы, это просто необходимое условие проживания в русской стране), учёную степень (хотя мы знаем, чего стоят учёные степени среднеазиатских вузов) или ещё какие то плюсы. Но главное — в число достоинств включён… «репродуктивный возраст»! То есть мигрантов приглашают сюда плодиться и размножаться. Именно так — плодиться и размножаться, заселять Россию собой в максимально возможных количествах.

Но это всё — цветочки. Главная идея законопроекта — получение мигрантами, не являющимися гражданами России, и не собирающимися ими становиться, политических прав. Для начала — мигрантов приглашают участвовать в выборах местного самоуправления: право голосовать в таком случае сможет получить любой иностранец, обладающий хотя бы временной регистрацией. И это — «как минимум». Что имеется в виду под «максимумом», даже и представить себе затруднительно. Наверное, людям без российского паспорта предложат все политические права, какие только есть у российского гражданина.

Что это означает в перспективе для русских — и вообще для коренных жителей России? Для всех обладателей российских паспортов?


АНТИРУССКАЯ ЭТНОКРАТИЯ

Как известно, Российская Федерация определяет себя как демократическое государство. По крайней мере, так сказано в Конституции РФ: «Россия есть демократическое федеративное правовое государство». Про федеративность и уж тем более правовую полноценность мы говорить не будем, но демократия как ценность заявлена.

Что такое демократия? Всякий гражданин любого государства имеет какие то права, терпит какие то ограничения и несёт какие то обязанности. Как правило, обязанностей у него много, а прав мало, что и неудивительно: государство охотно возлагает на гражданина всяческие тяготы. Важно ещё и то, что не все обязанности и ограничения прописаны в законах открыто: многие из них как бы подразумеваются. То же, впрочем, касается и прав, хотя и реже. Но есть одно очень важное право, которое, собственно, и даёт государству право называться демократическим: основные права, ограничения и обязанности всех граждан едины. Если существует привилегированное сословие, которое имеет прав больше, чем другие, терпит меньше ограничений или несёт меньше обязанностей, значит, это не демократия. Заметим, мы тут ничего не говорим об объёме прав и обязанностей. Для общества, в котором прав у граждан много, а само их наличие считается чем то ценным, применяется особый термин «либеральная демократия». Но такая роскошь не всем по карману: либеральничанье, особенно не на словах, а на деле — дорогое удовольствие. В России построение либеральной демократии никогда и не ставилось на повестку дня. У нас демократия серенькая, домотканая: прав у нас мало, обязанностей много. Одна радость: у всех они одинаковые. По крайней мере, в теории.

На практике, разумеется, демократические принципы в РФ нарушаются сплошь и рядом. Наше начальство — это сплошные Юпитеры, которым дозволено то, чего не дозволено простым гражданам. Они имеют куда больше прав, и, что важно, куда меньше обязанностей. Если честно, разница катастрофическая. Но всё таки это начальство, а начальника всегда можно снять.

Совсем другие игры начинаются, когда возникают привилегированные группы населения. Особенно — выделяемые по национальным и социальным признакам.

Что предлагает законопроект? Во-первых, цена российского гражданства чудовищно снижается. Фактически — до нуля. Мигранту из Таджикистана, Туркменистана, да хоть из Верхней Вольты или Новой Гвинеи, будет достаточно прийти в учреждение, сказать несколько слов на ломаном русском и расстегнуть ширинку, показав свою «фертильность», чтобы получить на руки российский паспорт. Любая пакость, способная плодиться, тут же получит все права. Но если господину мигранту не захочется марать руки о российский паспорт, можно будет этого и не делать. Ведь он будет обладать теми же правами, что и любой «дорогой россиянин» — даже избирательным правом! Пускай «на местном уровне» — так ведь реальные выборы у нас сейчас остались только на местном уровне. Да, он не сможет поучаствовать в «выборах президента», но на какой ляд ему этот спектакль? Зато там, где хоть что то решается реально, «на земле», мигранты получат легальную возможность приходить с избирательными бюллетенями к урнам. И станут мощнейшей силой, определяющей исход выборов на местах. Не нужно к бабке ходить, чтобы понять: все желающие пройти в местные органы власти будут строить свои планы в расчёте на голоса мигрантов. И обслуживать их интересы в первую очередь — потому что мигранты будут голосовать сплочённо, по указке лидеров диаспоры. Если же учесть, что уже сейчас диаспоры обладают огромным политическим влиянием, то вывод очевиден: вся местная политическая жизнь в России перейдёт под контроль нерусских мигрантов.

При этом мигранты будут находиться в привилегированном положении. Например, они не будут нести «налог кровью» — то есть служить в армии. Для этого будет достаточно не получать российское гражданство до достижения непризывного возраста. Не будут они нести и других тягот — например, расходов на получение российского высшего образования: ведь дипломы вузов любых диких стран будут признаваться автоматически, равно как и учебные степени. В результате остатками российской науки будут рулить «доктора наук» из чуркестанов, не способные сложить два и два, но имеющие хорошие связи… И всё это будет законно.

Как следует назвать политический строй такой страны? Уж не демократией. А, пожалуй, мигрантократией, в которой привилегии даются тем, кто их не заслужил, права же отнимаются у тех, кто должен был бы ими обладать по праву рождения.

Такого извращённого порядка история ещё не знала. Но именно это у нас планируется построить — по крайней мере, сам факт обсуждения такого проекта на уровне Совфеда говорит о многом.


БАКИНСКИЙ СИНДРОМ

Проект вызвал понятную озабоченность думающих людей. На общественное недоумение проектанты ответили в обычной манере — «а что тут такого», «в цивилизованных странах это давно делают», «не надо истерик», «и вообще вы всё неправильно поняли». Слуцкер заявил, что, дескать, давать право голоса всё таки не планировалось. Градировский, напротив, принялся активно отстаивать заявленную позицию. В обычной своей манере — «что вам, русские, земли жалко? не надо цепляться, давайте собирать у себя всякие народы».

Однако тут интересны не столько аргументы, сколько проговорки. Например, в одной статье, написанной в защиту своей позиции, ссылается, в частности, на личные причины, которые заставляют его любить идею «мигрантского общества» — а именно, на своё крымское происхождение. Дескать, Крым всегда был миром добрососедски живущих общин, которые умели находить общий язык и взаимообогащали друг друга. Поэтому, дескать, нечего бояться живущих рядом соседей, даже если они живут анклавами и не смешиваются. Ничего страшного — ведь советский Крым был таким чудесным местом…

Для начала стоит напомнить, что советский Крым был таким чудесным постольку, поскольку он пережил этническую чистку — он был освобождён от крымских татар. Когда же они вернулись, началось и этническое противостояние. Постсоветская украинизация добавила перцу. Сейчас Крым — типичная болевая точка, где русские, украинцы и татары живут в обстановке напряжённого противостояния.

Но не будем придирчивы. Ведь и в самом деле советский Крым демонстрировал — по крайней мере, на первый взгляд — возможность совместного проживания разных народов без смешения и ассимиляции. Это было в истории — почему бы нам не повторить столь замечательный опыт?

Для того, чтобы понять, почему этого делать не нужно, стоит обратиться к другому, более значимому советскому эпизоду. Было в Союзе уникальное место с уникальной культурой, где жили, не смешиваясь и не конфликтуя, совершенно разные народы. Место, которое уцелевшие оплакивают до сих пор. Я имею в виду Баку.

Советский Баку был городом, где жили армяне, азербайджанцы, русские, евреи, и ещё полдюжины разных народов. Жили мирно, сытно и весело. Русские с удовольствием кушали еврейскую мацу, а в Пасху угощали друзей-мусульман куличами. Армяне и азербайджанцы могли до хрипоты спорить о древности своих народов и культур, но серьёзные конфликты на этой почве были дурным тоном. Все считали себя бакинцами и прежде всего бакинцами… Во всяком случае, так вспоминают об этом те, кто потом в разных странах — кто в России, кто в Израиле, кто в Америке — предавался ностальгии по утонувшему, как Атлантида, миру. Утонувшему в крови. Потому что вся межнациональная идиллия обернулась чудовищной резнёй.

Об этом тоже многие вспоминают. Я сам слышал жуткие рассказы бывших бакинцев о том, как вчерашние соседи грабили, жгли, насиловали, убивали своих соседей, только за то, что они принадлежали другому народу. О беспомощности армии, о предательстве верхов, о хаосе и растерянности. Порождённых, в конечном итоге, именно непониманием: да как же это возможно, чтобы бакинцы творили подобное?

Сейчас можно много говорить о том, как и почему был разожжён армяно-азербайджанский конфликт, какие силы и средства были в него вложены, и так далее. Но факт остаётся фактом: конфликт этот разжечь удалось, причём просто. Вчерашние друзья, соседи, даже родственники очень быстро превратились во врагов.

Следует признать простую вещь. Совместное проживание нескольких неассимилирующихся общностей на одной земле всегда чревато резнёй. Более того, резня произойдёт непременно, если её не сдерживать искусственно. Например, в Советском Союзе — то есть внутри искусственной конструкции, где почти любые проявления национализма пресекались — возможны были оазисы межнационального мира наподобие бакинского. Но как только ослаб контроль со стороны Центра, оазис превратился в ад.

Почему?


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ КАК ТВОРЕНИЕ ДОКТОРА ФРАНКЕНШТЕЙНА

Сейчас слово «ксенофобия» считается ругательным. На самом деле ксенофобия так же свойственна нормальному народу, как иммунитет — нормальному организму.

Функция иммунной системы — уничтожать опасные клетки, почему либо попавшие внутрь организма, начиная от пришлых бактерий и вирусов и кончая зародышами раковых опухолей. Это делают так называемые «антитела» — особые клетки, чья функция состоит в уничтожении чуждых организму клеток и веществ.

При этом в здоровом теле живут всякие микроорганизмы симбионты, иногда просто необходимые для жизни. Например, без помощи микрофлоры кишечника мы не могли бы переваривать пищу. Иммунная система «не замечает» эти микроорганизмы, она сжилась с ними.

Известно, что иммунная система может работать неправильно — например, давать аллергическую реакцию на безобидные, а то и полезные существа. Обидно любить кошек и страдать аллергией на кошачью шерсть. Ещё обиднее, когда иммунная система мешает сделать что то полезное — например, отторгает чужие ткани. Человеку пересадили сердце, а глупая иммунная система принимает полезный орган за раковую опухоль и начинает его уничтожать. В таких случаях больному дают средства, подавляющие иммунитет. Но это крайнее и нежелательное лечение. Потому что человек, лишённый иммунитета, может умереть от первого же чиха.

Теперь перейдём от биологии к политике. Государство, население которого образовано несмешивающимися этническими общинами, равными по силе и значимости — это даже не человек с пересаженным сердцем, а тело, собранное из частей других тел. Этаком чудовище Франкенштейна из романа Мэри Шелли, сшитое из кусков трупов и оживлённое электричеством. Такое чудовище может выглядеть здоровым и сильным, да и быть им. Проблема одна: оно помрёт от любой заразы, которую подцепит, как только вылезет за пределы стерилизованной лаборатории.

Примеров таких государств в истории достаточно — начиная от покойной Австро-Венгерской Империи и кончая современным Ливаном, разодранным гражданской (а на самом деле религиозно-этнической) войной. Все они кончали одинаково, и одинаково плохо.

Таким государством, увы, был и Советский Союз, национальная политика которого была направлена не на ассимиляцию нерусских народов, а на вскармливание и поддержку всего нерусского. При этом, чтобы сохранить «межнациональный мир», предпринимались всяческие меры по «снижению иммунитета» — прежде всего национального иммунитета русского народа: борьба с «великодержавным шовинизмом» не прекращалась на протяжении всей советской истории. В конце концов в этом преуспели — национальные чувства русских были и в самом деле подавлены.

Тут и случился тот самый чих. К народу стала липнуть любая зараза — например, западная либеральная пропаганда. Которая не вызывала никакого отторжения, никакой критики, даже там, где она напрашивалась. Поскольку критическая способность — часть национального самосознания, а оно то и держалось под спудом… Что касается нерусских народов, то с их национальным самосознанием боролись куда меньше — и оно воскресло, как только советская система стала разваливаться. Воскресло в самых диких формах. Чего, в общем то, и следовало ожидать.

На это какой нибудь Градировский может возразить: существуют же успешные государства, в которых мирно и взаимовыгодно сосуществуют самые разные народы и культуры. Обычно в таких случаях ссылаются на опыт США. Благополучно забывая при этом, что до самого последнего времени Америка проводила политику «плавильного котла» — то есть всячески поощряла растворение всех эмигрантов в единой американской нации. Сейчас работа машины ассимиляции несколько замедлилась — и страна тут же получила массу проблем.

Но в России вопрос об ассимиляции мигрантов даже не стоит. Напротив, им создают все условия для того, чтобы они не ассимилировались, а «сохраняли свою самобытную культуру». Для того, чтобы эти самобытные образования не отторгались, предлагается ещё понизить уровень иммунитета российского общества, прививая русским (и только русским) «толерантность» и «терпимость», в основном репрессивными методами.

Нам предлагают приобрести — по сходной цене — синдром иммунодефицита. Синдром приобретённого иммунодефицита в медицине вообще то называется СПИД. Это болезнь, практически неизлечимая.

Нам предлагается сначала заразиться СПИДом, а потом подвергнуться операции. Новые Франкенштейны собираются радикально улучшить Россию, пришив ей руки, ноги, сердце и голову от разных трупов — простите, от разных народов.

Самое главное. Будет принят законопроект или нет, но сам факт, что подобные планы всерьёз обсуждаются в высшем политическом органе страны, необратимо дискредитирует власть. Это как консилиум, где врачи всерьёз обсуждают умерщвление пациентов. Даже если это не будет сделано, одно то, что подобное обсуждалось, является достаточным основанием, чтобы больницу закрыть, а врачей лишить права заниматься медициной.

Так что стоит подумать — нужен ли нам Совет Федерации, комиссии которого разрабатывают и предлагают планы, предполагающие установление в Российской Федерации мигрантократии?

Константин Крылов

Источник: specnaz.ru
Метки меток нет