Пожалуйста подождите

И Тишина...

01 апреля 23:31
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 0
"Выскобленный дочиста больничный двор лежал под моими ногами, где-то там, за свежей прохладой весеннего воздуха... Под босыми ступнями хрустели обломки черепицы, я слегка покачивался, балансируя на самом краю крыши, а вокруг был бескрайний простор, ни одного дома на десятки миль вокруг...

Такое яркое, совсем весеннее Солнышко светило на востоке, слегка приподнявшись из-за горизонта светлой полосой в далёких пушистых облаках...Было слышно далёкое пение птиц, столь звонкое и радостное, утреннее и лёгкое. Окрестности утопали в молочно-белом тумане, закутавшем их своею пеленою, обнявшем их, убаюкивая... Лишь где-то вдалеке был виден тусклый свет маяка...

Иду по тропинке, приближаясь к остову прибрежного исполина, светящего в утренний туман единственным своим глазом, ослепшем, но всё так же мудро и терпеливо смотрящем вдаль.. По бетонным ступеням спускаюсь к воде, слегка вздрагивая от холодка пляжной гальки на голых ступнях... Слышу приглушённые крики чаек, радостно гныряющих над водной гладью, плескающихся в прохладном море. На воде тихо колышатся пустые рыбацкие лодочки, наспех сбитые из гнилых досок. В вышине светят тусклые звёзды, а на западе бледнеет слепое око Луны. Вдыхаю морской воздух и в тихом молчании и раздумьях ухожу обратно по тропинке, ведущей от больницы на восток, где всё ярче разгорается в небесах светлая полоса меж облаков.

Чуть к востоку от больницы лежит вязовая аллея, которую устроили ещё строители лечебницы. Угрюмые, потрёпанные временем и жизнью люди, садили здесь вязовые ростки, закапывая в землю всю свою ненависть к этому проклятому месту, затянувшейся войне и прочим жизненным неурядицам, закалявшим их характер и добавлявшим на мужественные лица глубокие разрезы морщин.

Иду по посыпанной песочком дорожке, аккуратно подметённой с утра, оглядываясь на свежевыкрашенные скамеечки, мокрые от утренней росы. На газонах тает снег, а в аллее очень тихо, птиц, как ни странно, совсем нет. Подхожу к одной из лавочек и вижу только что распустившийся подснежник, одиноко торчащий из-под чугунной ножки. Не буду рвать, пусть порадуется Весне, как и я.

Дорожка с аллеи выводит к мостику через овражек, в котором бьёт холодный ключ. Минуя мостик, подхожу к тропинке, ведущей вниз. Прохожу. задеваемый грязными, корявыми лапами сухих деревьев, обхожу стороной заржавевший велосипед и груду стеклянных шприцов, валющихся на жёлтой прошлогодней траве. Спускают в овраг, где в свежей зелени травы течёт кристально чистый родниковый ручеёк. Терпеливо иду по очень холодной, мокрой гальке, вдоль ручья, спускаюсь к траве, растущей из воды, наклоняюсь и омываю уставшие глаза. Лёд воды освежает и проясняет сознание. Иду, по щиколотки в воде, терпя студёный поток.

По ручью выхожу на другой край оврага, граничащий с редким леском. Ловлю приятный запах весны, костров и еловых иголок. Иду, иногда подёргиваясь от колющих ступни шишек и иголочек. Обходя тонкие, прямые стволы деревьев, выхожу на полянку, залитую дымом от костра. Над головой отсчитывает мне года кукушка, но я итак знаю, что жить осталось недолго.

Пройдя ещё немного, выхожу на чистую дорожку, посыпанную щебнем, свеженьким, ещё не успевшим смешаться с хвоёй и шишками. Медленно бреду по тропе: не хочется возвращаться. На моём пути встречается указатель с надписью "Дом Милосердия имени св. Иуды". неплохо было с юмором у людей, строимших нашу лечебницу. С кривой улыбкой на усталом лице выхожу к чёрным воротам, искусно сплетённым из чугунных прутьев. Чёрные полосы проволоки выводили на них птиц, зверей, а в центре самой толстой проволокой был сделан герб больницы, похожий на католический крест, обведённый полукругом.

Тяжёлые ворота приоткрыты. Медленно вхожу, и передо мною раскидывается потрескавшийся асфальт пыльных дорожек. По бокам от каждого прохода стоят старые деревянные лавочки, покосишиеся от времени, на них днём будут сидеть такие же безумцы, как я. Подхожу к двери, покрашенной в белый цвет. Краска давно облетела от времени, ручка сломана, но я легко открываю.

Впереди - полумрак больничных коридоров, сильно пахнет формальином и лекарствами. И тишина...."

Вспышка. Надо мною белая извёстка потолка палаты, вокруг, если с трудом повернуть голову, бетонные стены моего каземата. В стене напротив двери - узкий квадрат зарешёченного окошка, в которое видно голубую лазурь неба.

"И тишина.." повторяет голос, идущий откуда-то сбоку. Оборачиваюсь и вижу яркий перламутр зубов в пасти, исказившейся в звериной улыбке-оскале. На полу сидит чудовище и очень грустно смотрит мне прямо в глаза...

Зверь снова улыбается и начинает растворяться в воздухе, оставляя неясную тень на стене... "И тишина" повторяю я, дёргая руки, в завязанной узлом смирительной рубашке. "И тишина", безумно хохоча кричу я, "Тишина!!!"...
Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному