Пожалуйста подождите

"Последний этаж". Длииинный копипаст. Трэш-угар в моем стиле!

11 февраля 18:45
Рейтинг +0+0 - +    Эмоции
комментариев: 0

«Классика жанра, блять!» - Мрачно думал Стас, спешно натягивая специальные кроссовки. «Вонючий олень захотел подловить свою похотливую жёнушку… Сука, а мне изъёбывайся как хочешь». Стас встал и порядком высунувшись с балкона, внимательно осмотрел верхние этажи. «Четыре сверху… - что ж, это лучше, чем одиннадцать снизу. И застеклённых немного, в конце концов, можно и до крыши докарабкаться…» - поразмыслив секунду решил он. Затем ловко взобрался на перила, встал во весь рост и, ухватившись за обрешётку верхнего балкона, начал своё бегство-восхождение.
Короткая справка от автора. Стас Комиссаров – 25 лет, не женат, мастер спорта по альпинизму. Спортивный, стройный блондин с серыми глазами. Проживает в городе Курске, но работает в Москве. Естественно, промышленным альпинистом. Хобби – бабы, ебля и горы. Помимо удовольствия, не брезгует получать от женщин подарки и деньги, хотя альфонсом себя не считает, так как дрючит только симпатичных. На данный момент, събывает с двенадцатого этажа по причине внезапно вернувшегося мужа одной весьма развратной, сисястой бабёнки.
- Ёптеть, - от волнения Стас начал негромко произносить мысли вслух – а это оказалось легче, чем я думал…
Он перелез через перила и, стараясь не шуметь, уселся на пол чужого балкона.
С минутку посидел, выравнивая дыхание и собираясь с мыслями.
- Так…, сейчас постучусь, - тихо сказал он - извинюсь и объясню ситуацию. И нахуй, нахуй из этого дома!
Стас поднялся и осторожно заглянул в приоткрытую дверь. В комнате горел приглушённый розовый свет. Возле большой разобранной постели,
за журнальным столиком, спиной к Стасу, сидели две полуобнажённые девушки – брюнетка и блондинка. Так же, он приметил на столике бутылку вина и бокалы.
- Охуительно! – Сдавленно прошептал Стас и потихоньку отворил дверь.

- Добрый вечер, девочки! – Негромко произнёс он и растянул еблище в своей самой обаятельной улыбке.
- Ой! – воскликнула блондинка оборачиваясь.
- Хуясе…- выдавила брюнетка низким голосом и тоже повернулась.
Затем обе встали и без тени испуга подошли к непрошеному гостю.
У Стаса медленно отвисла челюсть, и округлились глаза. «Девушки» оказались зрелыми и весьма потасканными стервозами, в возрасте этаком «хорошо за сорок». Здоровые и высокие, затянутые в кожу и латекс, чрезмерно раскрашенные агрессивным макияжем, обе фурии производили довольно отвратное впечатление. Вдобавок у брюнетки меж ляжек болтался огромный страпоновый хуище, а блондинка держала в руке чёрную плётку. Запястья её украшали страшные шипованные браслеты.
- Welcome to hell. - Пробасила брюнетка.
- А мальчик-то ничего…, аппетитненький. – Ухмыльнулась блондинка.
- Я тут… - заблеял Стас немного дрожащим голосом – спортом занимаюсь, вот на дома лажу, а тут вот э-э-э не долез. То есть вот до вашего этажа долез, а дальше силы не рассчитал. Вы меня через дверь выпустите, а? Пожалуйста.
Стас снял со спины рюкзачок и продемонстрировал стервам альпинистский шнур с карабином.
- И верёвочка нам пригодится…- недобро улыбнулась брюнетка.
- Арнольд, Арнольдик! Бегом сюда, сволочь! – неожиданно заблажила вторая мастюха.
- Дамочки, но я же по-человечески…, хотите милицию вызовите. – В растерянности произнёс Стас.
Но было поздно – в комнату ввалился мокрый, огромный, голый и волосатый битюг в чёрной мазохистской маске.
- Охуеть, хозяюшки! – воскликнул он неожиданно тоненьким голоском. – Где это вы такого красавчика надыбали?! Это что, бонус мне?
- Понимаете, - начал Стас…
- Молчать, сучёныш! – замахнулась на него плёткой блондинка.
Стас нащупал в кармане швейцарский ножичек: «Будь что будет, но я им так просто не дамся!»
- Не всё вам меня ебать! - Хохотнул битюг. – Дайте и мне свежачка отведать.
Широко раскинув руки, кривляясь и ёрничая, он начал медленно надвигаться на Стаса.

- Хуйтебевжопупидарас! – Остервенело крикнул Стас и со всей дури уебал пидору ногой по яйцам. Тот резко согнулся, перегородив своей тушей все подходы к альпинисту. Садистки в исступлении бесновались; блондинка стала размахивать плёткой, а вторая шмара начала плеваться. Стас выскочил обратно на балкон; схватил какую-то швабру и просунув в ручку, надёжно заблокировал дверь. Подскочив к двери, битюг в ярости попытался её открыть и
вскоре отломанная ручка оказалась у него в руке. В бессильной злобе, вся троица за пластиковым окном неистово материлась и корчила страшные рожи. Неожиданно, на Стаса накатило странное веселье. В бесшабашном порыве он вытащил из связки старых лыж две железные палки и добавил их к швабре.
- У-у-у-у, мудак! Мудилище! – Он приблизил лицо к стеклу и громко сказал, обращаясь к Арнольду. – Ты, хряк ёбанный, пидрила хуев!!! Как дверь будешь отпирать, гондон штопанный, а?! Козёл вонючий, ослиная шкура, бля!
Глаза битюга налились кровью. Он несильно стукнул кулаком по стеклу, но разбить, видимо, так и не решился.
- А я пошёл! – Стас помахал ручкой. – Нахуй от вас пидарасов, подальше.
Он смачно схаркнул на стекло, осмотрел верхний балкон и перекрестившись, полез дальше.

***

- Ёбаный дом, ёбаный город, ебанная страна! Одни пидоры кругом! – шёпотом матерился Стасик, обливаясь потом. Следующий балкон снаружи был обшит пластиком. Стас с большим трудом карабкался наверх, едва находя места, чтобы зацепиться, между отошедшего кое-где старого материала.
- Сука блять, хуй себе точно отрежу… - добравшись до цели выдохнул он и мешком рухнул на грязный половик. Отдышался. Опасливо заглянул в комнату промеж неплотно задёрнутых штор. Открывшаяся картина не только не порадовала, но и напугала Стаса до полной усрачки. В грязной, обшарпанной комнате прямо на положенных на пол матрасах, сидели два чурбана в спортивных костюмах с символикой олимпийской сборной России. Один чучмек неспешно забивал добротный косяк, а другой, перетянув руку жгутом, пытался сделать себе укол. Рядышком на газете лежало два ствола и нехуёвый кинжал.
Лампочка без абажура одиноко свисала с потолка и освещала сию безрадостную картину.

- Пиздец…, просто пиздец… - обречённо прошептал Стас. – В жопу не выебли, так запорят как барана. Зверей мне ещё не хватало! Отдохну минутку, хотя…, срочно нахуй отсюда!
Стас оглядел свои исцарапанные руки и приготовился уёбывать, но в этот момент оба джигита вышли на балкон раскурить косячок. Немая сцена.
- Ты кто уа-а-а-бще такой бу-у-у-дищ? – прервал молчание уколовшийся абрек.
Судя по тому, как он противно растягивал и коверкал слова, приходнуло его весьма конкретно. Злые, покрасневшие глаза смотрели в разные стороны.
- Я альпинист, брат, экстремал. - Спокойно и вежливо ответил Стас. Вот, дома штурмую, а у вас просто передохнуть остановился…, на минуточку.
- Нэ брат ты мине, свинья русский. И уабще, ты не алпынист. Ты мэнт ибаный. А сейчас лочик ищьо будищ; савсэм на низ палытищ. – Подытожил чурка и поглядел на своего товарища мутным взглядом.
- Ну зачем же так, ребята?! – Взмолился Стас. – Я честно, спортсмен и никакой не мент вовсе. Мы же все Россияне - и я, и вы тоже. Зачем меня вниз бросать? Ведь был бы я ментом, то я бы через дверь с ОМОНом пришёл. Хотите - обыщите, только я не вру. Отпустите меня, и я дальше полезу.
- Рассыя-я-я-я-ни гаварищ… - Осклабился чучмек. – Ми рассыяни только вашьи дэньги брать и дэвок вашьих ибать. А так ми - звэри. Звэ-ри и чурки. Уи нас так сами завёти, вот и получайти. Понял, свинья?
- Что ж тут не понятного… - пролепетал Стас. – Только я так не считаю.
- Злой ты, брат. – Заговорил второй абрек почти без акцента, обращаясь к товарищу и прикуривая косяк. – Человек по домам лазит, смелый значит. Молодой красивый, девка есть, значит. Дети скоро будут. Семья значит. – Он сделал долгую затяжку. - Пусть живёт, работает. Он ведь налоги платит, нам на пенсию, на жизнь хорошую деньги значит. А если он такой экстремал, то пусть за три секунды отсюда съебёт и лазит себе дальше в другом месте. Ёбнется - его проблемы. Правильно я говорю?
- Вэрно, брат!
- Ну давай, альпинист. Считаю до трёх. Не успеешь – стреляю в ногу. В милицию не ходи, хуйня всё это. Тогда точно зарежем. Р-р-раз…
Чучмек поднял пистолет и наставил на побледневшего Стаса….
Дважды приказывать не пришлось. Стас вскочил на перила и в считанные секунды оказался этажом выше. Благо, что удобная обрешётка балкона позволила.

***

Рухнув на пол, Стас беззвучно зарыдал. Руки тряслись и саднили. Вскоре, немного успокоившись и придя в себя, он с надеждой заглянул в чужое окно.
Блять! Блять! Блять! Фортуна нон пенис!
За столом, под старомодным абажуром сидел бритый накаченный мужик с большой и лаконичной татуировкой на спине. Свастика устрашающе чернела на коже и, казалось, угрожающе извивалась вместе с движениями бугристых мышц на его спине. Got mitt uns! Мужик вручную натачивал большой тесак. Неприятный скрежет был слышен даже через пластик окна. Стас с ужасом наблюдал за его действиями. Тело его била мелкая дрожь.
Большой телевизор показывал видео Гитлера, а красно-чёрный нацистский стяг и деревянная мишень на стене дополняли жуткий антураж. Мозг Стаса отказывался понимать происходящее. Его инстинкты свелись к одному – уйти, убежать из этого мерзкого и опасного дома. Мыслей не было. В голове крутились только обрывки «Отче наш» и «хуйотрежухуйотрежумамамамамама».
Закончив, детина поднялся во весь свой гигантский рост и начал «бой с тенью».
Он резал. Он убивал. Он уничтожал. Он наматывал на тесак кишки и, наслаждаясь, пил кровь. Животная ярость и злоба ощущались почти физически.
Беснующийся Шикльгрубер с экрана подбадривал и поощрял его. Он его благословил на своём непонятном, лающем языке. Убей их всех: чурок, евреев, нигеров, азиатов, поэтов, политиков, писателей, педерастов, коммунистов, либералов…. Да похую кого! Главное – всех! Под корень!
Всех, кто мыслит не так. Всех! В ад! Хайль! Хайль! Хайль! Хайль Гитлер!
Мужик повернулся, и казалось, смотрел прямо в глаза Стасу, который заворожёно взирал на этот танец смерти и не мог даже шевельнуться. Наци шёл на Стаса. Поигрывая тесаком, он злобно хрипел, брызжа слюной:
- Иди сюда, иди ко мне. Я выпущу тебе твои сопливые кишочки. Иди…, кто не с нами – тот против нас. Ну, иди же, блять, иди к папочке!!!

Стас не помнил, как оказался на последнем этаже. Абсолютно пустой балкон и чёрный проём закрытого окна. Всё – конец и тупик. Дрожащими руками Стас вытащил из рюкзачка бутылку сладкого ликёра (на всякий, бабский случай) и не отрываясь, выпил почти половину. Вскоре немного отпустило и всё происходящее начало казаться дурацким сном. Стас собрал остатки сил и прикинул расстояние до крыши. Метра два, два с половиной абсолютно голой стены и хлипкие, ржавые перильца. Саднили пораненные ладони, но надо было что-то делать. Стас извлёк из рюкзака моток прочного шнура с «кошкой» на конце.
- Вышибу нахуй дверь чердака, вышибу нахуй всем им мозги! – злобно проорал он и, примериваясь, стал медленно раскачивать «кошку», готовясь к броску.
- А может не стоит. – Услышал он нежный, звенящий голосок. – Я выпущу Вас через дверь.
Стас опустил глаза и в недоумении уставился в открывшуюся балконную дверь. Во мраке проёма стоял ангел. Ангел во плоти. Неземной красоты юная девушка с огромными карими глазами и длинными тёмными волосами. Белое, до пят платье и печальный молящий взгляд. Стас оторопел. Она была удивительно, просто неестественно прелестна.
- Я, - запинаясь произнёс он, не веря своему счастью – был бы Вам очень, очень благодарен. Ведь любая, даже самая страшная сказка, должна закончиться хорошо.
- Да, обязательно хорошо. – Вторила ему красавица и печально улыбнулась. – Проходите, милый юноша.
Стас вошёл в тёмную комнату, в которой как ему показалось, не было вообще ничего, кроме огромного старинного шкафа. Он почувствовал неприятный холод и зябко поёжился. Сердце учащённо забилось в тревожном предчувствии чего-то пугающе неизведанного.
- Проходите в ванную. Примите душ, расслабьтесь, а потом я перевяжу Вам руки и … Вы уйдёте. – Ласково прощебетала девушка.
Стас вошёл в большую ванную комнату, всю выложенную ослепительно белой плиткой. Даже душевая занавеска была молочно- белого цвета. Его слегка удивило, что щеколды на двери не было.
- Блять, как в операционной… - пробубнил Стас – или в морге.
- Да ладно – хуйня всё это. – Приободрил он себя и быстро скинув одежду залез в ванну.
***

Стас с наслаждением подставил своё уставшее тело под тугие струи тёплой воды и закрыл глаза. Скрипнула дверь, с тихим шорохом отодвинулась занавеска. Скалолаз открыл глаза и повернув голову, реально охуел. Перед ним, во всей своей красе, стояла обнажённая хозяйка. Она была бесподобна – стройное белое тело с округлыми бёдрами, небольшие грудки с рябиновыми ягодами сосков и аккуратно выбритый лобок. Глаза девушки горели страстным, похотливым желанием. Опытный Стас растерялся, все слова застряли у него в горле. Впрочем, говорить было ничего не надо. Прелестница опустилась на колени, обхватила левой рукой задницу гостя и подвинув его ближе к краю ванны, жадно заглотила его в миг вскочивший хуище по самые гланды. Ещё никогда в жизни Стасу так не сосали! Язык девушки поспевал везде – то плотно обвивал залупу и кружил по ней бешеной змеёй, то рьяно вылизывал анус, то ласково теребил набухшие от дикого возбуждения яйца Стаса. Буквально через минуту безумного минета, он почувствовал, что кончина вот-вот хлынет в глотку хозяйки бурным потоком. Стас с трудом выдернул елдак изо рта девушки и сделал небольшой перерыв, слегка подрачивая разгорячённый «прибор». Немного поостыв, он снова отдал свой хуй на растерзание развратной прелестницы.
Она медленно всосала ствол до самого корня и замерла. Стас тихо застонал. Затем, девушка взяла рукой его семенники и неестественно широко раскрыв рот, ловко вложила их за обе щеки; затрясла головой, заработала языком.
- О-о-ой, бля-я-я-я…, - выдохнул вконец охуевший Стас – я кончаю!!!
Сперма бодро устремилась прямо ей в рот, тело альпиниста забилось в сладкой судороге. Хозяйка подняла лицо и взглянула на искажённое гримасой наслаждения, лицо Стаса.
Кончина обильно вытекала из уголков её рта. Глаза её полыхнули жёлтым и злобным, адским огнём. Она страшно захрипела, с силой сжала челюсти и резко мотнув головой,
оторвала скалолазу к ёбанной матери хуй вместе с яйцами.
Понеслась, загремела ухающими литаврами; завизжала, завыла дикой какофонией звуков музыка преисподней вперемешку с жадным чавканьем.
Издав нечеловеческий вопль, Стас безумными глазами посмотрел на то место, где когда-то был предмет его гордости и удовольствий. Кровь обильно, толчками хлестала из страшной раны на белый кафель. Он зашатался, ноги его подкосились и отважный альпинист Стас с грохотом рухнул в вечное, адское забытьё…

Девушка высоко подпрыгнула и словно огромная муха, замерла на потолке, прилипнув к нему ступнями и ладонями.
Затем, она противоестественно вывернула голову окровавленным лицом за спину и воззрилась на агонизирующего в луже кровищи Стаса. Глаза её довольно щурились, а челюсти с громким чавканьем пережёвывали откушенную плоть.
Через некоторое время хозяйка выпорхнула из ванной и, пройдя в комнату, со скрипом отворила створку старинного шкафа.
- Выходи, Дадая, мясо само к нам пришло.
Из темноты вылезло небольшое волосатое существо.
- Где-е-е-е…? – глухо прорычало оно, сверкая из-под густой шерсти огненно- красными глазами.
- Там, в ванной, моя любовь. – Весело рассмеялась девушка. Только я немного откусила. Мясо первый сорт, мы с тобой давно такого не ели…
- О, повелитель! – Оскалилось существо и подняло своё подобие головы к потолку. – Благодарим тебя за данную милость и молим тебя быть с нами во веки веков. Мы, рабы и твои верные слуги…
Вскоре, бесплотное, опустошённое до костей и кожи тело Стаса вылетело с шестнадцатого этажа и прошуршав по веткам дерева, бесформенным мешком легло на землю.



© mishkovars


комментарии

К первому непрочитанному