Пожалуйста подождите

КАК Я ОДНАЖДЫ УБИЛА ЧЕЛОВЕКА

09 июля 10:38
Рейтинг +0-1,77 - +    Эмоции
комментариев: 10
Normal 0 false false false RU X-NONE X-NONE

     Я все еще не могу поверить, что все это произошло со мной… Наверное это ощущает каждый, каждый с кем произошло что-то , что по его мнению никогда не должно было произойти с ним, каждый, который знает, что это происходит где то, потому что об этом снимают фильмы, пишут книги, говорят в новостях, сплетничают в кафе, но вот- это рядом и ты даже участвуешь в этом, бежишь, несешься в этом охеревшем  потоке, а когда на секунду останавливаешься, чтобы восстановить дыхание, начинаешь верить, что это все действительно происходит с тобой. И вот, уже герои тех фильмов и романов, люди,  о которых говорили в новостях, становятся твоими соратниками по несчастью, и ты, начинаешь  по- настоящему понимать их боль, ты задумываешься о том, как они поступили в той или иной ситуации, и на своем примере уже знаешь почему, ты начинаешь анализировать их действия и искать подсказки для себя, но вопросов все равно возникает больше, чем ответов. И с каждым прожитым днем, ты понимаешь, что все что происходит с тобой – это… жизнь, и ты никак не можешь поверить, что это происходит с тобой.

 Начало необратимого процесса.

 -Ты сама то чего хочешь?

-Я не пойму, это что, зависит только от того, что я хочу, а ты?

Больше всего мне хотелось просто уйти. Послать все к черту. Особенно его. Но была проблема и , эту проблему нужно было решать. Но, ему почему- то очень нравилась роль Павлика Морозова, и вот уже несколько минут, за время которых мое раздражение превратилось почти в ненависть, он молчал и смотрел прямо на меня, куда то в область между двух моих несчастных заплаканных глаз. И тут я почему то вспомнила, как однажды в одной умной книжке прочитала, что такой взгляд делает атмосферу разговора очень серьезной, во-первых, а во-вторых, дает ощущение власти над тем на кого так смотрят, именно так поступает хищник перед броском на добычу, и это взбесило меня еще больше.

-Тебе нечего сказать?

-А что ты хочешь, чтобы я тебе сказал?

Так… меня начинает это утомлять. Когда мы договорились встретиться в парке, у меня было столько энтузиазма, и пока я ехала сюда прокручивала в голове десятки вариантов, что сказать, с какой интонацией, что ответить, когда он спросит то-то, какие задать вопросы…  А сейчас. Он стоит, смотрит на меня своими наглыми глазами, вроде бы даже ухмыляется, или нет? И не понимает, чего мне от него надо. А чего мне надо?

-Слушай, мне ничего от тебя не надо, я вообще ничего не хочу, я просто тебе сказала, потому что меня мама с папой так воспитали. Мне просто показалось, что ты должен об этом знать, извини, если я отвлекла тебя от чего то важного.

Вот дура… ну ведь не так, не это я хотела сказать, это все из-за его взгляда, блин, да что я на нем зациклилась… Фу как банально. Ну что я несу? Как малолетка какая-то. Ах-Ах, извини если отвлекла, бедняжечка я несчастная… Так пора заканчивать эту оперу из пузырей, надо сваливать, причем красиво.

И я пошла. А он.. не схватил меня за руку, и не догнал, и не… Стоп. А мне это надо? А что мне надо на самом деле? Мы знакомы меньше двух месяцев. Да я ничего не знаю о нем, и не знаю его. А то, что случилось, а что собственно такого случилось, почему я злюсь на НЕГО? Я сама, сама во всем виновата…

-Дашка!..

Не буду останавливаться. Не буду оборачиваться. Не хочу больше выглядеть глупо. Не хочу ничего слышать. Не знаю , что бы я хотела сейчас услышать. Не хочу ничего спрашивать. Не хочу останавливаться.

-Даш! Ну,  остановись.

Ага, сейчас… Так ходу, ходу. Наверное,  со стороны это смотрится смешно. А может наоборот красиво. Ну что за мысли лезут?

-СТОЙ, говорю!

Схватил меня за руку, резко развернул к себе, обнял, прямо вцепился, держит. Ну-ну… Прямо кино… Что дальше?

-Я тебя люблю.

Это он сказал. Ага… классика жанра. Что- то надо сказать в ответ. Что? Что ему ответить? Съязвить? Послать? Вот вцепился то…

-Я тебя тоже.

Глупо. Глупо. Надо было что- то поумнее сказать. Почему то в голову ничего не лезет.

-Что будем делать, Даш?

Мы? Мы что будем делать? Не мы, а я. И все. Точка. Вот дура…

-Отпусти, дышать нечем.

Отпустил. Смотрит. Молчит. Да… не так, не так это должно было случиться в моей жизни…

-Даш, ну успокойся, давай поговорим нормально. Ну,  извини, что я тебе нагрубил. Я люблю тебя. Очень. Я хочу этого ребенка. Давай поженимся, все будет хорошо, слышишь.

Руки мои взял. У него такие … горячие руки. Странно. Ведь где- то в глубине души что- нибудь такое я и хотела услышать, но, меня почему то эти его слова не успокаивают, а наоборот тревожат.

-Что будет хорошо? Что ты мне можешь дать?

Зачем я это говорю? Я ведь совершенно не об этом думаю, почему я как-будто отговариваю его от его же слов? Смотрит. Молчит.

-Ну что ты молчишь, Гоша? Я совсем тебя не знаю. Тебя никогда нет рядом. Ты всегда где-то. Только не со мной.

-Все изменится. Все будет нормально.

Я не верю его словам. Кажется, он сам в них не верит. Я и своим то словам не верю. Как будто читаем по ролям… Бред какой-то.

-Когда?... Когда все изменится? Когда все будет нормально? Потом? … А беременная я сейчас, сейчас понимаешь?

Так. Надо бежать от сюда. От него. От такой жизни. Черт, это начинает входить в привычку. Сваливать.

-Слушай, оставь меня в покое, я сама разберусь. Все.

Я опять развернулась и пошла. Теперь уже гораздо быстрее. Ну и вроде как увереннее. Дошла почти до выхода из парка, обернулась. Идет. Держит дистанцию и идет. На лице никаких эмоций, будто преследует. Что то мне становится страшновато… Ускорила шаг. Перешла через дорогу. Завернула во двор. Повернулась. Нет его. Его нет. Ну, вот и все. Вот и все. Что теперь? Куда? К Нинке. Вот урод… вот урод… Подхожу к Нинкиному подъезду. Дверь закрыта. Домофон не работает. На телефоне денег нет. Надо ждать пока кто-нибудь выйдет. Села на лавочку. Сижу. Закурила. Реветь охота. Не получается.

-Давай поговорим?

Стоит за спиной. Что за дебильная привычка? Откуда нарисовался…

-Мы все уже решили.

-Не мы, а ты. Ты сама все решила…

Да конечно, это все я , а ты, ты…

-Слушай, ты… - завелась я.

-Тон смени.

-Гош, а что тут решать? Где ты был эти четыре дня? Почему не звонил?

-Я был в СИЗо.

-Вот, и так всегда…  У тебя жизнь такая, у тебя ни флага, ни родины. И вообще… Ты, если говоришь, что вечером приедешь,  появляешься через несколько дней, если обещаешь перезвонить через пять минут, у тебя в ближайшие пару часов «Абонент временно не доступен»- Абонент вытащил батарейку, и вообще, Гоша, ты женат, у тебя семья, вот и иди туда. Ко мне какие претензии, я от тебя ничего не требую, все Гош… все…

-Я тебя люблю.

-Я это слышала, я тебя тоже, что дальше.

Стоит. Молчит. Глаза наглые, злые… Ну молчи… молчи…

-Даша…

-Что?

Опять молчит. Бесит.

И тут из подъезда кто-то вышел. На старт-Внимание-Марш. И я уже перед Нинкиной дверью. Во дура….

***

-А он?

-Сказал, что любит меня.

-А ты?

-Тоже.

-И че?

Потерянная, раздавленная, униженная я сидела на Нинкиной кухне , пила холодный чай и отвечала на вопросы. Я не хотела сейчас никого видеть и ни о чем не разговаривать, но находится одной и вести бесконечный внутренний монолог, сил тоже не было. Да, я тоже, тоже сказала, что люблю его. Ну ведь правда же люблю. И че…

-И че?...,- повторила вопрос Нинка.

-Не знаю… Я боюсь его, понимаешь? Его, его образ жизни, меня пугают его слова, поступки, все… Это все не мое. Я хочу жить спокойно. Дома варить борщи и воспитывать детей и ждать мужа с работы, а не гадать пронесет-не пронесет, придет-не придет… Не хочу… не… хо… чу… Я не буду рожать этого ребенка.

-Ладно, не расстраивайся, я вообще три аборта сделала, и ничего.

Почему то сразу вспомнился детский анекдот, на меня вообще бетонная плита упала, и ничего… и ничего….

-Фигня, обойдется,- добавила Нинка уверенно и прикурила сигарету.

Дура. Ну что она несет. Фигня? Ни хрена себе фигня… И тут меня понесло…

-Нин, ты че несешь? Ты сейчас меня должна поддержать, там.. пожалеть… я не знаю… помочь советом, а ты мне про аборт говоришь!

-Слышь, я не пойму, ты что от меня хочешь? Ты сама сказала, что рожать не будешь…

Сказала. Да. Я сама это сказала. Я сама все это допустила. Я не могу залететь… Я не могу залететь… Я сама все это говорила… Наивная албанская женщина… Что теперь делать…

-Нин, ну что мне делать?

И я разревелась. Впервые за три дня, как узнала эту «радостную» новость, разревелась. Как в детском саду, с соплями и слюнями. И так мне было жалко себя, такой несчастной я себя чувствовала, и от осознания того, что само посебе ничего не решится, мой рев все возрастал и возрастал… Да уж… не так, не так я себе все это представляла…

-Даш, ну не вой, ну поговори с ним еще раз, ну он же тебе сказал, что готов жениться и ребенка хочет.

-Да не надо мне его « жениться», не надо мне его «хочет»…

-Ну все прекращай истерить. Давай позвоним Грете, сходишь… там видно будет.

-Ага, там точно видно будет, через пару месяцев все уже будет видно. Ну куда мне рожать. Кто его будет кормить, мама моя что ли? Поженимся… мне так не надо… я так не хочу…

- А как тебе надо? А как ты хочешь?

И тут запас воды в глазах закончился. И мне стало так противно от всего. От того, что я сижу тут такая бедная, несчастная, слезки лью, от Нинки, которая смотрит на меня, и не понимает, че я так убиваюсь, от этой дурацкой встречи, от этих «я тебя люблю-я тебя тоже», от этого чая холодного, от того, что нужно что то решать, от того, что я сама знаю, что уже в глубине души знаю, что ответ очевиден, от того, что не могу сделать ничего….

-Звони Грете.

Нинка взяла телефон. Набрала какой то номер.

-Грета Максимовна, здрасте, это Нина. Да, все нормально. Мама? Мама на работе, все хорошо. Грета Максимовна, я к вам по делу. Ага. У меня тут подруга… беременная, а когда можно ее к вам привести? В понедельник? Ладно. Ага. До свидания.

Нинка опять закурила.

-Чай будешь?

-Буду. Когда она сказала?

-В понедельник. В 9.30. С сахаром?

-Хорошо.

-Что хорошо?

-Хорошо, что в понедельник, чем быстрее, тем лучше.

-Даш, я тебя спросила с сахаром?

-А? Да не… пойду я. Надо маме позвонить… Дай телефон, а то у меня денег нет.

Я позвонила маме. Договорилась с ней, что она меня заберет около торгового центра. Умылась, как то привела себя в порядок и поплелась на встречу с родителем. Надо поставить в известность. И вообще…

***

-Дань, что то случилось?

-Да, мам, случилось. Может пойдем кофе попьем, не в машине же сидеть?

Пока мы молча ехали до кофейни я думала о том, что все это так нелепо и глупо. Ах-Ах, какой драматизм, да, мама… случилось… Как все это сказать, мама, я беременна, нет… мама, я жду ребенка… Жеребенок-жеребенок, белой лощади ребенок… ну и спросит она, что я думаю по этому поводу, а что я скажу… ну вот, думаю аборт сделать… ну так делай, или нет… что ты, какой аборт, нужно рожать…. Нет так она не скажет… а от кого, спросит… Да так…. Есть тут один… Тьфу, как гадко…

-Ну давай рассказывай.

Я прикурила сигарету, отпила кофе.

-Дай мне тоже сигаретку.

-Мам, ну ты же бросила.

-Даш, ты давай, не затягивай, у меня дела еще….

У нее дела. А у меня никаких дел. А я никуда не спешу. И работы у меня нет. И пачка сигарет заканчивается, а в кармане рублей пятьдесят, и еще я беременна.

-Мам, я беременна.

-Поздравляю. И что ты думаешь по этому поводу.

Ну вот. Началось.

-Не знаю, мам.

-Отлично. От кого?

И зачем я решила встречаться с ней и обсуждать это?... Ведь знаю все, что она спросит, и знаю, что не знаю, что ответить… Блин, как все сложно….

-Даш, тебе 23 года, ты взрослая девочка, ты сама решаешь что тебе делать и как тебе жить, ты живешь одна, я не знаю даже, на что ты живешь, с кем ты общаешься, ты сама так захотела, ты у нас девушка самостоятельная и решения принимаешь сама. А сейчас, ты говоришь мне что беременна и , что не знаешь, что с этим делать, что ты хочешь услышать от меня?

Да… это сегодня самый часто задаваемый вопрос «что ты хочешь от меня услышать», а что я хочу услышать? Чувствую себя полной, полнейшей дурой. Просто двух слов связать не могу….

-Ну и кто этот счастливчик, этот твой Гоша что ли?

Сколько сарказма, а что я хотела, чтобы она тут со мной на пару повыла что ли, о том какая жизнь тяжелая…?

-Он в курсе?

-Да.

-И…?

-Да ладно, мам… глупо это все как то… В понедельник я иду к гинекологу. Наверное буду делать аборт.

-Это вы так решили?

-Это я так думаю.

-Понятно….

Ну вот и поговорили. Хоть кому то, что то понятно. Только мне ничего не понятно. Надо заканчивать этот разговор. И сваливать. Сваливать… смешно, бегу от всех… колобок…блять…

***

Приехала домой. Наконец то наедине с собой. Вот этого я точно хочу сейчас. Вспомнила, что есть вино. Сейчас напьюсь… Напилась. Курю сигареты, дешевые, решила купить дешевых, но две пачки, чтоб на выходных вообще из дома не вылазить и никого не видеть, и никого не слышать, и ничего не кому не говорить… Отличный план на два дня. А потом будет понедельник.

***

Получается, что я уснула, меня разбудил телефон… это мама.

-Да, мам.

-Даш, привет, ты спишь что ли?

-Не, не сплю.

-На завтра какие планы?

-Да никаких, мам.

-Приезжай ко мне утром, Лиза придет, поговорить с тобой хочет. Все, не кисни. Целую. До завтра.

-До завтра. Целую.

Вот так. Она переживает, я чувствую. Не получилось мое одиночество. Лиза. Лиза, это хорошо, вот с ней надо поговорить, все- таки тетка родная, может что посоветует…. А теперь спать. Спать и ни о чем не думать.

***

Сидим на кухне. Я. Мама. И тетя Лиза. Она моложе мамы, кажется лет на семь, никак не могу запомнить, у нее своя история… Она сына родила в девятом классе. И наша бабушка, ну то есть их мама, просто купила ей квартиру и с чистой совестью отправила ее в большое плаванье. Я еще когда маленькой была, видела в ней скорее подругу, мне так казалось, потому что мама, это мама, она заставляет делать уроки, убирать квартиру, пить противные лекарства, правильно себя вести и все такое, а тетя Лиза, дарит подарки, разрешает есть конфеты, красить ногти и прокалывать уши. И еще у нее всегда были женихи. Она воспитывала сына одна. Молодая, красивая девка, это я сейчас понимаю, ей наверное хотелось гулять, дружить… А когда я стала…э… так сказать…взрослой, ну то есть начала встречаться с молодыми, и не очень, людьми, у меня начались конфликты с мамой, Лиза всегда пыталась меня защищать, какие то находила слова для мамы, чтобы объяснить мое поведение и мне всегда давала советы, рассказывала про то, как она жила в мои годы и все такое… Мама видимо и в этот раз решила, что не мешало бы послушать и ее мнение… мне во всяком случае. Вот и сидим сейчас на кухне… типа семейный совет.

-Данька, ну рассказывай, что происходит?

-Лиз, я потерялась, я, блин, не знаю что мне делать…

-Ну это понятно, а Гоша этот твой, он то что говорит?

-А что он говорит…. Я когда сделала тест и увидела эти две полоски, я ему позвонила, он где то там за городом был, я говорю «Я беременна», а он «Я приеду через пару дней, поговорим», ну и вот, вчера встретились в парке… Поговорили, блин…

-И что решили?

Мама молчит, смотрит на меня, на Лизу, видно, что злится немного, но старается себя в руках держать.

-Да ничего не решили. Люблю, говорит, поженимся, все нормально будет.

-Так в чем тогда проблема? А он где живет, чем занимается вообще?

Вот они самые главные вопросы, на которые я не знаю ответа. И что мне сейчас так и сказать, а не знаю, где он живет, и чем занимается,  тоже не знаю, и вообще мы знакомы два месяца….

-Не знаю.

-В смысле не знаешь?

Лиза смотрит на маму, мама на меня, я как дура опускаю глаза… Двадцать три года… А выглядит все так, как будто мне лет пять и я не знаю куда дела ту куклу, которую мне подарили родители…

-В смысле вообще не знаю о нем ничего…. Ну встретились несколько раз… Ну там… Короче… Я спрашивала конечно, он однажды мне рассказал, что занимается там бизнесом каким-то, да мне и не сильно интересно было, ну что еще живет десять лет с бабой какой-то, вроде не зарегистрированы, у нее детей двое, ну еще знаю, что где то недалеко от меня живет… Вот и все.

-Да….

Лиза смотрит в окно. Мама к холодильнику подошла. Открыла, делает вид, что,  что- то  очень важное ищет.

-Да…. Даш, вот ты вроде взрослая девка, ну, извини меня конечно, раз уж такой разговор, а предохраняться что… не случилось?  Ладно… сейчас уже поздно об этом мораль читать, ну и что ты сама то думаешь?... Как то все очень приблизительно, какой то бизнес, какая то баба… Я надеюсь, ты понимаешь, что тебе нельзя… ну рано еще тебе, да и вообще… ты пойми, ты представь… ну как тебе объяснить…. Вот ты представь, что будет ребенок, который … который … будет маленькой копией того мужчины, от которого… ну как еще… Даш, ну что ты молчишь?...

В этот момент мне больше всего на свете захотелось… быть матерью.

***

-Ну, что, поздравляю, прогрессирующая беременность, пять недель, по осмотру все в порядке, надо конечно сдать кое- какие анализы, ну это конечно, если ты решишь вынашивать плод, если нет, у тебя две недели максимум.

 

Вот и все… проза жизни. Пространство вариантов. Есть выбор. Как сказала Грета Максимовна… вынашивать плод… не рожать ребенка, не оставлять ребенка… это все лирика…

-Спасибо Вам, Грета Максимовна, а когда в самое ближайшее время я могу сделать… аборт?

-Дашенька, ну если ты все решила, ну… минутку, сейчас гляну… так… ну приходи, в четверг, следующий конечно, натощак, с собой пеленка, полотенце, к 8.00, думаю,  в обед уже будешь дома, попроси, чтобы забрал кто-нибудь.

-Хорошо. До свидания, Грета Максимовна.

-До свидания, Дашенька. Нинуське привет передавай.

 

Ну вот. Чуть больше недели. И этой проблемы не будет. Умные люди говорят, что когда ты сомневаешься, нужно прислушиваться к себе, к своему внутреннему голосу, или представлять себя во всех возможных вариантах так, как будто они уже произошли и понять, в каком из них тебе будет хорошо. Варианта у меня два… Первый. В четверг, так, ну сделала я этот аборт… хорошо мне? Ой не знаю… я всегда относилась к этому так трепетно, ага так трепетно, что даже элементарно не предохранялась, блин… ну это же так гадко, или нет? Ну вот Нинка… Ну ладно Нинка, ну у меня же куча подружек, которые уже нарожали малышей, и не думали они о мужиках, рожали, потому что хотели… нет, ну может конечно и думали, но решение принимали самостоятельно, а я… мама, Нина, Лиза… мечусь как муха… не знаю где прилипнуть…. Аборт… Аборт.. Фу, даже слово мерзкое. Сейчас наверняка, как специально, буду везде встречать всякие там плакаты, против Абортов, и передачи… это же всегда так. Черт, что то внизу живота тянет, может само все как-нибудь…  ага… само собой, не, ну не дура?…. Так, ну с этим понятно, что ничего не понятно… А если я решаю… «вынашивать плод»?...маленькая копия того, кто его заделал… нет, это все глупо, ну о чем тут думать, рожать без мужа… или с мужем, но с таким, что…. Нет… и… и… это себе я могу сказать, что сегодня без разносолов, а ребенку разве объяснишь, что есть нечего… нет, ну я конечно не голодаю, но у меня даже работы нет….

   Так, размышляя,  я дошла до метро, ну, куда теперь? Сколько времени? Начало двенадцатого, Нинка на работе, мама тоже мотается по делам… не хочу быть одной…. Сейчас не хочу, может и правда, позвонить Гоше, встретиться, поговорить еще раз спокойно, нет,  не буду, да и между прочим денег нет на телефоне, это знак. Тут телефон зазвонил сам. Это Нинка.

-Привет, Нинусь.

-Привет. Ну как сходила?

-Приятно.

-Ой, давай не язви, ну…?

-Да нормально все, на четверг договорились, на следующий.

-Ага, ну все, а этот звонил?

-Не-а, Нин… ты приедешь ко мне вечером?

-Приеду… приеду. Кормить же тебя кто-то должен, как всегда жрать нечего?

-Не-а…

-Ладно, куплю что-нибудь, все я побежала, у меня отчет, целую..

 


 

А завтра свадьба, завтра новое пальто,

Завтра кореш мой подъедет на авто,

Завтра танцы будут с ночи до утра,

 Завтра всяко будет лучше, чем  вчера.

 

Конечно же хотелось бы красивую историю, хеппи энд, улюлюканье, «ах какой красивый малыш, а на папу как похож», «вы такая красивая пара», «какой суперский ремонт вы сделали, а эта детская кроватка- просто чудо», но, но и еще раз и еще много -много раз это мерзкое «но». Я сделала аборт. И мечтаю , чтобы эта глава моей жизни была благополучно затерена в закромах моего мозга. Поэтому кратко и конструктивно. Ничего поганее, мерзостнее и противнее аборта, думаю в жизни нет, хотя какие мои годы… Ночью, накануне этого мероприятия по уничтожению зародившегося во мне….существа, я вдруг расклеилась, развылась, начала себя жалеть, потом так же резко собралась, пошла в ванную, умылась, высморкалась, настроилась и утром героически посетила гинекологическую больницу №4, в которой так же «высморкали» из меня моего… ребенка. Моего ребенка. Вечером я уже была дома. Пустая. Как сосуд, из которого вылили молодое вино, за его ненужностью. Единственное,  более менее четкое воспоминание, после наркоза, которое клеймом отпечаталось на моем физическом теле была «сестра Божья», которая робко сначала заглянула, а потом просочилась в палату, в которой я отсыпалась. Нас лежало там пять человек, четверо из которых были беременны и сохраняли эту свою прекрасную беременность, какого черта, прости меня Господи, меня подсунули в эту шайку-лейку трясущихся будущих мамаш, мне не понятно до сих пор. Так вот, эта слуга Божья начала подходить к каждой из них, присаживаться на краешек кровати, и проникновенно глядя каждой в глаза, сообщать что «все мы дети Божьи, и на все ЕГО воля, и все будет хорошо, и .. а, не купите ли вы календарик, всего то десять рублей, а все собранные средства пойдут на восстановление какого то там храма». Я сквозь остатки наркоза, психоза и ненависти ко всем и всему, услышав это,  натянула прокрахмаленную белую простынь на глаза. Спать, спать и домой. И тут я услышала: «Не надо к ней, она отсыпается, девченка после аборта». И ответ: « После аборта? Ну ка…детка, откройся». Она бесцеремонно стянула с меня простынь. Гульчатай, открой свое грешное личико, яви нам свою падшую  рожу… Я видела ее взгляд. Праведность? Неееет… Ненависть. Презрение. Возмущение. Вот что было в ее взгляде.

-Что же ты, детка, как же ты …- задала она свой, незаконченный вопрос,  уж как то слишком громко и властно, видимо желая тем самым указать мне , а главное,  всем присутствующим на мою ничтожность.

-Докатилась до такой жизни?- съязвила я.

На секунду она растерялась. Но только на секунду. Быстро соорентировавшись, каждому бы такую собранность, она продолжила:

-Ты мне не груби, дитя, Бог все видит, и каждому воздастся за все, что он совершил, и я бы на твоем месте, покаялась…

Не дав ей договорить, я выпалила:

-Вы бы шли дальше, там много еще страждущих, готовых купить ваши дурацкие календарики, лишь бы не слушать ваши гнилые проповеди, вам , вряд ли когда-нибудь удастся, хотя бы одной ногой постоять на моем месте. Разговор закончен, сестра.

Она вскочила с моей кровати. Фыркнула и выскочила из палаты. После трехминутной тишины, под тихое шушуканье и смешки соседок я уснула. И когда я засыпала,  до моего сознания долетела   фраза одной из них: «Правда смешно, ходят продают эти календарики, ну чего докапалась до девченки, мало ли что бывает в жизни».

 Мало ли что бывает в жизни. Кто имеет право судить меня, кроме меня самой? И если бы я сочиняла свой собственный Причинно-Следсвенно-Исполнительный кодекс, далее ПСИК, первой статьей я бы сделала: Поступки, за которые сам себя готов предать – аборт.

Девочки, не будьте ветрены, при совокуплении с мужчинами, принимайте противозачаточные средства, пусть ваши дети будут непременно, без сомнения  и абсолютно желаными. Мужчины, наденьте то самое заветное изделие на тот самый орган, который из органа наслаждении может в одно мгновение превратиться в детородный, ой простите детопроизводный.

***

 

Пять дней длилось мое добровольное отшельничество, в тишине, без телефона, без алкоголя, без сигарет, без близких и друзей. На шестой я проснулась с дикими болями в низу живота, позвонила маме, а кому еще звонить, и попросила приехать, она спросила что случилось и,  выслушав, сказала срочно вызывать скорую. Приехал дядя доктор, пощупал, потрогал, посмотрел язык, померил температуру, давление, и сделал вывод, что это осложнения после аборта, и мне жизненно необходимо ехать в больницу. Мне было так больно, что я не могла выдохнуть воздух. Я его вдыхала, а выдохнуть не могла. У меня кружилась голова, и мне казалось, что я умираю. В больницу скорой помощи я ехать отказалась, наслышана, какие там страсти происходят, хорошо вовремя приехала мама, и отвезла в ту самую больницу, где мне сделали эту,  как выразилась в нашем разговоре Грета Максимовна,  «повседневную операцию».  Ее, в столь ранее время, а было часов шесть утра, в больнице  не оказалось, и дежурная врачиха, заглянув в мой паспорт и полис, радостно сообщила, что я не отношусь по месту прописки к их району, а раз я делала аборт «в частном порядке», имею прекрасную возможность выбора: ехать туда, где я прописана, то есть возможно сдохнуть от адской боли, которую я испытывала, или звонить тому, кто мне делал «по блату», что я и сделала, Грета Максимовна оказалась на даче и, естественно,  не горела желанием немедленно нестись в город, но я умоляла слезно вызвать такси и срочно приехать. Через час, который я провела в лихорадочных вдохах и выдохах, сопровождаемых,  невероятной болью, на грани обмороков и под пристальным и обеспокоенным взглядом  моей мамы, мне сделали «повторное выскабливание», это у них так называется. На этом, как в хороших триллерах я пожалуй закончу этот рассказ об аборте, со всеми, присущими жанру недомолвками, непонятками и символичными, даже мистическими знаками. Точка. И, слава Богу.

Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному