Пожалуйста подождите

Преступление без наказания (упд!!! не все запостилось в прошлый раз)

25 мая 00:30
Рейтинг +0+2,65 - +    Эмоции
комментариев: 2

Сдав сессию, студент Раскольников направлялся прочь из Питера к себе домой, в неизвестный провинциальный городок. Родион всеми своими мыслями был уже дома и представлял, как наконец-то увидит свою матушку и сестру. Единственное, что мешало Раскольникову наслаждаться мечтами о доме, так это чувство голода. Дорога была дальней и студент уже три дня ничего не ел.

На горизонте показалась деревня. «Может быть в этом селении найдется какой-нибудь добрый человек и даст мне чего-нибудь перекусить?» - подумал Раскольников и направился в деревню.

Выбрав первую попавшуюся избу, Родион постучался в двери.

- Какого оборванца там черти на рогах притащили? – раздался из-за двери добрый старческий голос.

- Бабушка, меня зовут Родион. Я уже третий день иду пешком к себе домой, очень устал и проголодался. Не найдется ли у вас половника каши и теплого уголка для моей скромной персоны?

Дверь распахнулась. Старуха стояла перед ним молча и вопросительно на него глядела. Это была крошечная, сухая старушонка,лет шестидесяти,с вострыми и злыми глазками,с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы ее были жирно смазаны маслом.На ее тонкой и длинной шее, похожей на куриную ногу, было наверчено какое-то фланелевое тряпье, а на плечах, несмотря на жару, болталась вся истрепанная и пожелтелая меховая кацавейка. Старушонка поминутно кашляла и кряхтела.

- Бабуль, пусти передохнуть? А если поесть дашь – так вообще по гроб благодарен буду!

Старуха недовольно посмотрела на Родиона:
- Отдыхать проходи. А есть у меня нечего.

Если бы Родион не имел большого опыта общения с подобными бабками, то он бы молча прошел в избу, лег в уголке и заснул. Однако, тут он ясно видел, что старуха лгала.

- Ладно, бабуля, доставай котелок, разжигай печку! - сказал Раскольников, вынув из под своего пальто топор.

Завидев орудие лесорубов, бабка ужаснулась и всплеснула руками.

- Да не ссы, бабуля! Студент старуху не обидит. Доставай, говорю, котел - будем кашу из топора варить!

Старухе стало безумно интересно, что же за кашу собрался варить этот оборванец и она быстро достала котелок и растопила печку.

Раскольников налил в котелок воды, бросил туда топор и начал варить.

- Бабуль, каша почти готова уже, только надо немного крупы подсыпать! Есть у тебя?

Бабка засуетилась и принесла какой-то крупы.
- И соли еще чуток надо! – уже кричал с кухни Раскольников.

Поварив еще какое-то время кашу, Родион достал ложку и облизнул ее:

- Вкуснятина! Еще бы маслом заправить и вообще чудесно будет!

Старуха опять убежала в чулан и вернулась с маслом, а уже через несколько минут Раскольников и Алена Ивановна сидели за столом, кушали вкусную кашу из топора и мирно общались. Старуха оказалась не такая уж и страшная, как показалось Родиону с первого раза. Просто жизнь российских стариков способна озлобить и изуродовать любого человека нормального в прошлом человека.

Смеркалось.

Родион пожелал старушке спокойной ночи и отправился в соседнюю комнату, где ему уже была приготовлена кровать. Уставший Раскольников накрылся одеялом и крепко уснул.

Ночью в дверь старухи опять кто-то постучал. Алена Ивановна подошла к двери и спросила:

- Кого там средь ночи черти на рогах притащили?

- Открой хозяйка русскому солдату! Пусти погреться, я замерз! Враги сожгли до тла родную хату! – нараспев донеслось из-за двери.

Едва Алена Ивановна приоткрыла дверь, как в избу вломился пьяный солдат.

- А приюти-ка мать пропащего героя Кандагара!

Солдат, продолжая запальчиво распевать непонятные мотивы, плюхнулся за стол.

- Давай пожрать быстрее!!! – прикрикнул пьяный боец и ударил кулаком по столу.

- Нету у меня ничего! – ответила бабка

- Как нету? А топор есть? Давай, я тебе бабка …ик… кашу из топора заебеню ща! Русский солдат на такой каше всю жизнь воюет!

- Знаю я ваши каши! Сперва тебе топор, потом крупы, потом маслица! Так, мой родной, я и сама могу. И вообще, шел бы ты отсюда! А то приперся тут мне средь ночи, да еще и пьяный! С такими защитниками и немцев хлебом-солью встречать хочется… Напьются армейцы и ходят потом майки рвут на себе да к честным людям пристают: «Я дембель, я служил, а вы все говно и жизни не видывали никакой!», а сам поди в штабе писарем просидел или на хозблоке пузо набивал себе всю службу. Видали мы таких! Ха-ха, тоже мне защитник! Ты в зеркало пойди посмотрись, да на тебя же смотреть страшно! А еще солдат! Да в каких зверинцах вас таких выводят-то? Кто вас такими воспитывает? Пьяный, вонючий, подворотничок оторван, китель на выпуск, погона нету одного, портянка вон из сапога торчит, да смердит на всю избу! А ну-ка говори адрес части своей! Я командиру твоему письмишко-то напишу!

- Да ты что, старая, совсем берега попутала! Я за тебя под Кенигсбергом кишки свои на локоть наматывал, под Кандагаром контуженный духов валил, в Грозном чичей душил вот этими вот руками! – солдат поднял кверху свои растатуированные руки и начал трясти ими над головой – Да я тебя, сука старая, сейчас четвертую за базар твой гнилой!

Солдат схватил топор и двинулся на бабку, которая напугалась и попробовала убежать.

Удар пришелся в самое темя, чему способствовал малый рост Алены Ивановны. Она

вскрикнула, но очень слабо, и вдруг вся осела к полу , хотя и успела еще поднять обе руки к голове. В одной руке еще продолжала держать "заклад". Тут солдат изо всей силы ударил раз и другой, все обухом и все по темени.Кровь хлынула, как из опрокинутого стакана, и тело повалилось навзничь.

Солдат положил топор возле тела старухи и, спотыкаясь, выскочил из избы и убежал прочь из деревни.

Наступило утро. Раскольников открыл глаза, потянулся. Ему снилось как он маленький катался на лошадке, как расчесывал её, обнимал и давал ей вдоволь овса. В прекраснейшем расположении духа Родион вышел из комнаты.

Взору Раскольникова предстала ужасная картина. Труп бабки лежал посреди комнаты в луже крови, а рядом с трупом лежал топор.

- Боже мой! – воскликнул Родион и кинулся к уже остывшей Алене Ивановне.

Та была мертва.

- Черт! Надо спрятать топор, а то люди могут подумать, что это я ее убил!

Родион едва поднял с пола топор, как вдруг двери в избу распахнулись и внутрь влетели сотрудники правопорядка.

- Ага! Попался! – наперебой кричали они!

- Это не я! Я вас уверяю! – оправдывался Раскольников, но его уже никто не слушал.

Эпилог

Колыма. На берегу широкой, пустынной реки стоит город, один из административных центров России. В городе крепость, в крепости острог. В остроге уже девять месяцев заключен ссыльно-каторжный второго разряда, Родион Раскольников. Со дня задержания его прошло почти полтора года.

Воинская часть номер **** , в части казарма, в казарме довольный спит солдат. Со дня преступления его прошло почти пятьсот сорок дней…

Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному