Пожалуйста подождите

А. Аверченко - Поэма о голодном человеке

20 марта 00:44
Рейтинг +0+0,46 - +    Эмоции
комментариев: 0

Нашел в интернетах книжку, которой зачитывался лет восемь назад. Называется она "Дюжина ножей в спину революции". Отличнейшее чтиво, я считаю.  Состоит из небольших рассказов. Вот один из моих любимых:



Поэма о голодном человеке

Когда тусклые серо-розовые сумерки спустятся над слабым, голодным, устало смежившим свои померкшие, свои сверкающие прежде очи -- Петербургом, когда одичавшее население расползается по угрюмым берлогам коротать еще одну из тысячи и одной голодной ночи, когда все стихнет, кроме комиссарских автомобилей, бодро шныряющих, проворно, как острое шило, вонзающихся в темные безглазые русла улиц,-- тогда в одной из квартир Литейного проспекта собираются несколько серых бесшумных фигур и, пожав друг другу дрожащие руки, усаживаются вокруг стола пустого, освещенного гнусным воровским светом сального огарка.

Некоторое время молчат, задыхающиеся, усталые от целого ряда гигантских усилий: надо было подняться по лестнице на второй этаж, пожать друг другу руки и придвинуть к столу стул -- это такой нестерпимый труд!..
Из разбитого окна дует... но заткнуть зияющее отверстие подушкой уж никто не может -- предыдущая физическая работа истощила организм на целый час.
Можно только сидеть вокруг стола, оплывшей свечи и журчать тихим, тихим шепотом...
Переглянулись.
-- Начнем, что ли? Сегодня чья очередь?
-- Моя.
-- Ничего подобного. Ваша позавчера была. Еще вы рассказывали о макаронах с рубленой говядиной.
-- О макаронах Илья Петрович рассказывал. Мой доклад был о панированной телячьей котлете с цветной капустой. В пятницу.
-- Тогда ваша очередь. Начинайте. Внимание, господа! Серая фигура наклонилась над столом еще ниже, отчего
черная огромная тень на стене переломилась и заколебалась. Язык быстро, привычно пробежал по запекшимся губам, и тихий хриплый голос нарушил могильное молчание комнаты.
-- Пять лет тому назад -- как сейчас помню -- заказал я у "Альбера" навагу, фрит и бифштекс по-гамбургски. Наваги было 4 штуки,-- крупная, зажаренная в сухариках, на масле, господа! Понимаете, на сливочном масле, господа. На масле! С одной стороны лежал пышный ворох поджаренной на фритюре петрушки, с другой -- половина лимона. Знаете, этакий лимон ярко-желтого цвета и в разрезе посветлее, кисленький такой разрез... Только взять его в руку и подавить над рыбиной... Но я делал так: сначала брал вилку, кусочек хлебца (был черный, был белый честное слово) и ловко отделял мясистые бока наваги от косточки...
-- У наваги только одна косточка, посредине, треугольная,-- перебил, еле дыша, сосед.
-- Тсс! Не мешайте. Ну, ну?
-- Отделив куски наваги, причем, знаете ли, кожица была поджарена, хрупкая этакая и вся в сухарях... в сухарях,-- я наливал рюмку водки и только тогда выдавливал тонкую струю лимонного сока на кусок рыбы... И я сверху прикладывал немного петрушки -- о, для аромата только, исключительно для аромата,-- выпивал рюмку и сразу кусок этой рыбки -- гам! А булка-то, знаете, мягкая, французская этакая, и ешь ее, ешь, пышную, с этой рыбкой. А четвертую рыбку я даже не доел, хе-хе!
-- Не доели?!!
-- Не смотрите на меня так, господа. Ведь впереди был бифштекс по-гамбургски -- не забывайте этого. Знаете, что такое -- по-гамбургски?
-- Это не яичница ли сверху положена?
-- Именно!! Из одного яйца. Просто так, для вкуса. Бифштекс был рыхлый, сочный, но вместе с тем упругий и с одного боку побольше поджаренный, а с другого -- поменьше. Помните, конечно, как пахло жареное мясо, вырезка -- помните? А подливки было много, очень много, густая такая, и я любил, отломив корочку белого хлебца, обмакнуть ее в подливочку и с кусочком нежного мясца -- гам!
-- Неужели, жареного картофеля не было? -- простонал кто-то, схватясь за голову, на дальнем конце стола.
-- В том-то и дело, что был! Но мы, конечно, еще не дошли до картофеля. Был также наструганный хрен, были капорцы -- остренькие, остренькие, а с другого конца чуть не половину соусника занимал нарезанный этакими ромбиками жареный картофель. И черт его знает, почему Он так пропитывается этой говяжьей подливкой. С одного бока кусочки пропитаны, а с другого совершенно сухие и даже похрустывают на зубах. Отрежешь, бывало, кусочек мясца, обмакнешь хлеб в подливку, да зацепив все это вилкой, вкупе с кусочком яичницы, картошечкой и кружочком малосольного огурца...
Сосед издал полузаглушенный рев, вскочил, схватил рассказчика за шиворот и, тряся его слабыми руками, закричал:
-- Пива! Неужели, ты не запивал этого бифштекса с картофелем --крепким пенистым пивом!
Вскочил в экстазе и рассказчик.
-- Обязательно! Большая тяжелая кружка пива, белая пена наверху, такая густая, что на усах остается. Проглотишь кусочек бифштекса с картофелем, да потом как вопьешься в кружку...
Кто-то в углу тихо заплакал:
-- Не пивом! не пивом нужно было запивать, а красным винцом, подогретым! Было там такое бургундское, по три с полтиной бутылка... Нальешь в стопочку, поглядишь на свет -- рубин, совершенный рубин...
Бешеный удар кулаком прервал сразу весь этот плывший над столом сладострастный шепот.
-- Господа! Во что мы превратились -- позор! Как мы низко пали! Вы! Разве вы мужчины? Вы сладострастные старики Карамазовы! Источая слюну, вы смакуете целыми ночами то, что у вас отняла кучка убийц и мерзавцев! У нас отнято то, на что самый последний человек имеет право -- право еды, право набить желудок пищей по своему неприхотливому выбору -- почему же вы терпите? Вы имеете в день хвост ржавой селедки и 2 лота хлеба, похожего на грязь,-- вас таких много, сотни тысяч! Идите же все, все идите на улицу, высыпайте голодными отчаянными толпами, ползите, как миллионы саранчи, которая поезд останавливает своим количеством, идите, навалитесь на эту кучку творцов голода и смерти, перегрызите им горло, затопчите их в землю, и у вас будет хлеб, мясо и жареный картофель!!
-- Да! Поджаренный в масле! Пахнущий! Ура! Пойдем! Затопчем! Перегрызем горло! Нас много! Ха-ха-ха! Я поймаю Троцкого, повалю его на землю и проткну пальцем глаз! Я буду моими истоптанными каблуками ходить по его лицу! Ножичком отрежу ему ухо и засуну ему в рот -- пусть ест!!
-- Бежим же, господа. Все на улицу, все голодные!
При свете подлого сального огарка глаза в черных впадинах сверкали, как уголья... Раздался стук отодвигаемых стульев и топот ног по комнате.
И все побежали... Бежали они очень долго и пробежали очень много: самый быстрый и сильный добежал до передней, другие свалились -- кто на пороге гостиной, кто у стола столовой.
Десятки верст пробежали они своими окостеневшими негнущимися ногами... Лежали, обессиленные, с полузакрытыми глазами, кто в передней, кто в столовой -- она сделали, что могли, они ведь хотели.
Но гигантское усилие истощилось, и тут же все погасли, как растащенный по поленьям сырой костер.
А рассказчик, лежа около соседа, подполз к его уху и шепнул:
-- А знаешь, если бы Троцкий дал мне кусочек жареного поросенка с кашей -- такой, знаешь, маленький кусочек,-- я бы не отрезывал Троцкому уха, не топтал бы его ногами! Я бы простил ему...
-- Нет,-- шепнул сосед,-- не поросенок, а знаешь что?.. Кусочек пулярки, такой, чтобы белое мясо легко отделялось от нежной косточки... И к ней вареный рис с белым кисленьким соусом...
Другие лежащие, услышав шепот этот, поднимали жадные головы и постепенно сползались в кучу, как змеи от звуков тростниковой дудки...

  Жадно слушали.


комментарии

К первому непрочитанному