Пожалуйста подождите

Таблетки от \"Завтра\"

02 октября 23:04
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 7
Может ли дождь идти вечно? Что ж, похоже на то: тяжёлые капли били в распухшую древесину оконных рам с какой-то слепой, непонятной яростью. Две недели беспросветных ливней делали своё дело: улица за окном превратилась в бурную реку грязи, клокочущую порогами и водоворотами на кованных решётках городской канализации. Я со скукой смотрел на одно из таких таинственных завихрений на тротуаре у магазина "Стацек и сын", а нудный голос в трубке не унимался, с наигранной жизнерадостностью пытаясь всучить мне очередное модное развлечение.

- Послушайте, вы не можете отказаться: я вас уверяю, это всё, о чём вы могли мечтать...
- Вы не знаете, о чём я могу мечтать, и прекратите звонить мне, откуда вы узнали этот номер?
- Мне его дал Младек, ваш друг по клубу. Вы всё-таки подумайте, имплантация стоит всего шесть СОП, а что вы получаете взамен? Нет, только подумайте, за шесть СОП вы получаете целую реальность у себя в голове!..
- Реальность? Да плевать я хотел, прекратите мне звонить - устало бубнил я, не проявляя особого интереса к предложению звонившего мне не в первый раз молодого человека.
- Представьте только: женщины, страны, знакомства - всё это в виртуальной реальности нашего института исследований мозга...

Не боясь показаться грубым, я положил трубку, и откинулся на спинку кресла, которое успел загодя поставить у грязного окна. За окном расположился ночной Коздровице, утопающий в дожде: кривые стволы небоскрёбов, размокшие и набухшие от долгих дождей, кривые ленты улочек и редкие прохожие, натянувшие капюшоны до подбородка, чтобы не замечать хаоса, царящего вокруг. Глубоко вздохнув, я потянулся к столу, и нашарил рукою пышущую жаром кружку с кофе.

- Это, наверное, чертовски занятно,- полушёпотом я сказал самому себе и уставился в окно, где двое рабочих Института тащили через улицу ящик с подбородочным кремом.

Всё-таки, интересно: в Институте изобрели какой-то новый способ залезть в мозги к человеку. Горожане ставили импланты с завидным рвением, не спрашивая о побочном действии и возможных последствиях. "Всего за шесть стандартных единиц оплаты...", что ж, это заманчиво... Значит, каждый может купить себе такой и радоваться отдыху на солнечных островах Кальца, пока его тело пускает слюни в биокостюм и собирает импульсы от толстого кабеля, торчащего из затылка. Кажется, всего год назад улицы были заполнены Смыслунами: жалкими, худыми людьми, открывшими для себя сильнодействующий Смысл: наркотик, вызывающий просветление сознания, но убивающий человека за какие-то полгода. А теперь вот это... И ведь люди пользуются, им нравится дурманящая прохлада неизведанных миров...

Телефон на журнальном столике снова пронзительно зазвонил, но я даже не посмотрел в ту сторону.

- Тебе, друг, уже ничего не поможет, - прошептал я, и тело исполнилось холодным оцепенением, а мысли - чувством бессилия и какой-то безысходной грусти... - пора прогуляться... Да, друг, не пойти ли нам в питейное, к инженерам?

Я встал, чуть не разлив кофе, и направился к шкафу, где пылилось пальто, одиноко висящее на единственной вешалке. Накинув его, я бросил взгляд в разбитое зеркало, сказав с улыбкой: "Здрасть" собственному отражению, и, развернувшись на каблуках вышел из квартиры. Лестничная площадка была пуста. Из-за соседней двери слышался шум посуды и чья-то громкая брань (похоже, сосед опять пил, хоть и клятвенно обещал бросить это дело раз и навсегда: похоже, смерть сына недолго задержалась в его памяти), в подъезде пахло кислятиной и сыростью. Я медленно зашагал вниз по лестнице, стараясь не смотреть на стены, исписанные глупыми надписями.

Когда-то я и сам писал на них, но с тех пор многое изменилось: стишки, пусть и не без непристойностей, но довольно забавные, уступили место совсем уж откровенным скабрезностям, а за ними пришли слова, совершенно лишённые смысла. Когда-то обитатели дома писали о том, что вызывало в их сердцах радость, а в душе приятное томление... Впрочем, ничего не изменилось: закрылись заводы, и роботы заменили человека у станка; исчез голод, болезни, нищета. Казалось бы, светлое будущее, о котором все так долго мечтали, наконец наступило, словно тысячи детей, желавшие "мир во всём мире" получили своё. А потом всем вдруг стало скучно: труд исчез, отпала необходимость ходить на работу, и народ валом повалил в театры, трёхмерники и бюро путешествий. Люди ездили на Кальц, бродили по испепелённому материку, изучали дно океана, но и это вскоре всем наскучило. Все тайны были разгаданы, записаны и спрятаны в архивах, уходящих глубоко под землю. Люди просто потеряли смысл жизни, и вдруг ринулись искать его с помощью разных стимуляторов. Стены были исписаны названиями наркотиков, в то или иное время популярных среди обитателей подъезда, навсегда утерявших потребность в кумирах, любимых, друзьях. И вот теперь Институт предлагает самому прогуляться по миру собственной мечты...

Задумавшись, я вышел к вахте на первом этаже, где в кривой будочке, освещаемый тусклой спиралью, сидел на ящике из-под подбородочного крема сторож общежития Вжлекх Клаге, и с кем-то громко спорил. Подойдя поближе, я увидел Младека, знакомого по Клубу. Младеку было лет сорок, может чуть больше: худой, сутулый, он всегда ходил в протёртых на коленках кальсонах от биокостюма с вырванными компенсаторами и майке с эмблемой Института, размашисто раскинувшейся угольным пятном чуть левее живота.

- ... но вы привели её, я знаю, мне сказали... эм... Одни хорошие друзья мне сказали. - с раздражением и усталостью в голосе говорил Вжлекх.
- Всё врут эти ваши друзья, - защищался Младек, и аккуратно пятился к перегородке. - я вчера весь вечер был один, знаете, простыл после прогулок по этой расчудесной погоде, лежал и читал брошюры проекта "Забвение"... А вы ведь не знаете ничего про проект? Так сходите к лаборантам, всего шесть СОП и вас ждёт...

Младек не успел договорить, как увидел меня. Он ринулся напролом, бесцеремонно отстранив руку сторожа, и прошёл мимо, жестами призывая идти следом. Когда мы остановились у стенда по технике безопасности, он резко развернулся и выпалил на одном дыхании:

- Гворцек! Я вас искал!..
- Зачем же? - блистая спокойным безразличием спросил я, читая на выцветшем плакате надпись: "Storojne, krebec gvade lek!", предупреждающую об опасности очередного массового помешательства.
- Да, да, это замечательно, то что я вам сейчас расскажу, просто прекрасно... Постойте, вы же знаете про Институт и тот проект, который я курирую? - с неподдельным энтузиазмом тараторил Младек, и мне казалось, что он вот-вот начнёт подпрыгивать на месте. - Всего шесть СОП и вы...
- ... окажетесь в мире своей мечты, - повторил я набившую оскомину фразу, денно и нощно звучавшую из трубки моего телефона, - мне звонил ваш... друг. Знаете, мне надоело объяснять ему, что я этим не интересуюсь.
- Но ведь это чудесно... Всего шесть СОП! - не унимался он - Как это может не быть интересным?
- Мне не интересно, вот и всё - уже не скрывая раздражения пробурчал я - мне пора, до встречи.
- Постойте, постойте, не уходите, у меня есть кое-что для вас, вот. - переходя на шёпот сказал Младек и протянул мне свёрток.
- Что это? Я не интересуюсь Смыслом или Горячкой.
- Нет, это не наркотик. Нейростимулятор из института: у нас сейчас всего шесть капсул, и мне удалось стащить две для себя.
- Мне не нужно, правда. Вот что, Младек, идите домой и скажите своим друзьям больше мне не звонить.
- Гворцек, возьмите, и я отстану. Если вам не понадобится, перешлите мне на институтскую почту, она не проверяется.

Мне так надоел Младек, и я уже начал жалеть о том, что познакомился с ним, да и вообще о том, что записался в Клуб, когда Джуд советовала. Схватив свёрток, я молча направился к вахте.

- Этот парень просто псих - крикнул мне сторож, близоруко щурась в попытках разобрать моё лицо в непроглядной темноте коридора. - Представляете, вчера привёл аспиранток! Они весь вечер шумели и гремели посудой, а ещё музыка, эта ужасная музыка... Господин Чвакр Божик из сто-семнадцатой три раза спускался, чтобы пожаловаться мне, а я что могу сделать?

Я лишь сочувственно сказал "Да уж..." и побрёл вверх по лестнице. Питейная отменяется: настроение испорчено и никакая хорошая компания его не восстановит. Ступени противно скрипели под ногами, а перила грубо скрежетали под нажимом холодных рук. Штукатурка со стен давно осыпалась, до самого дерева. Казалось, что дому 48 по Костоцветной улице уже лет сто, хотя на самом деле все двести: в нём успела пожить ещё семья вампиров Струпцев, весьма зажиточная, нужно сказать, но вместе с тем ужасно охочая до чужой крови. Они держали в страхе всю улицу, и люди закрывали двери на два засова, а по ночам дежурили у кроватей своих детей.

С недавних пор необходимость закрывать двери отпала: все соседи были слишком ленивы, чтобы лазить по чужим жилищам. Положив свёрток на журнальный столик, я снял пальто и повесил его в шкаф, с грустью отметив, что делаю это, едва выйдя из дома, уже третий или четвёртый раз подряд. Похоже, это складывается в печальную тенденцию.

Усевшись в кресло, я взял в руки кружку с кофе, успевшим остыть за время моего отсутствия ровно настолько, чтобы радовать вкус, и посмотрел на магазин "Стацек и сын" на другой стороне улицы. Двое сотрудников Института пытались выловить из стремительного потока ящик из-под крема, зацепившийся за фонарь, угрюмой громадиной торчащий из непокорных вод.

Кружка приятно грела озябшие от сквозняка пальцы, но я поставил её на заляпанную кофе столешницу, как раз рядом со свёртком Младека. Кусок бумаги, пожелтевший и изрядно помятый, был свёрнут в небольшой комок. Кое-где были видны проступавшие на сальных пятнах надписи. Уставившись на свёрток, я долго думал, хочу ли открывать его... Прислушавшись к внутреннему голосу, понял: хочу, если это хоть как-то скрасит скуку.

Внутри бумажного кома оказалась яркая оранжевая пилюля, которую я после недолгого осмотра отложил на дальний край столика. Бумаги было слишком много, а значит, на ней вполне может оказаться инструкция или пояснение. И вправду, разгладив все складки, мне удалось разобрать неровный почерк:

" Это просто фантастика! Вчера второй испытуемый проснулся после двух часов действия препарата, и рассказывал невероятные вещи. Подобно своему предшественнику, сразу после приёма Грецер (так его, кстати, зовут) испытал приступы сонливости, после чего потерял сознание. Через несколько секунд пульс стабилизировался на 70 ударах в минуту, дыхание выровнялось, зрачки на свет не реагировали (однако, сужались или расширялись независимо от светового воздействия! Заметь, всё как говорил Персеп.).

Испытуемый очнулся после двух часов, и рассказал, что он жил в мире Эдогарел (так его называли на острове, где Грецер жил). Он поведал нам, что родился на ферме, где разводили Шорри (что-то вроде наших хохлаток), рос с отцом и матерью, а в возрасте 20 лет отправился воевать в один из миров враждебной им цивилизации. Во флоте (так он указывал род войск) он дослужился до чинового офицера, после чего ушёл в отставку и вернулся в Эдогарел, на свой остров, где и дожил до старости. Грецер умер в возрасте ста пятилесяти лет, после чего, по его утверждению, внезапно обнаружил себя в лаборатории Института.

Что удивительно, и это действительно заслуживает внимания, Грецер утверждает, что не помнил ничего о нашем мире, хотя кое-что, кажется, осталось, но забылось за детские годы. При пробуждении же память вернулась в течении двух суток, причём в полном объёме и без утери воспоминаний о сне.

Теперь послушай вот что: я приложил к письму две таблетки Циспиринга, чтобы ты сам мог попробовать. Одну оставь мне, я заберу её как только смогу. Вторую можешь выпить сам, но сначала выполни некоторые приготовления. Во-первых, тебе нужна полная тишина и недосягаемость. Это для твоей же безопасности, Младек. Ну, и во-вторых, горячая вода: одна или две кружки. Можешь выпить чая или отвара. Ложись на что-нибудь мягкое и положи таблетку под язык, а дальше всё сам увидишь!

Желаю удачи, напиши, как проснёшься. Дерек."

Протянув руку. взял оранжевую капсулу и долго вертел перед глазами. "Вот, теперь это..." - подумал я. Ведь и мне когда-то нравилось вот так вот проводить время... Однажды, когда мы напились до невменяемости, и бродили с Крекло и Бжеппом по ночным улочкам Коздровица, я встретил Джуд. Она работала в питейной, и в ту ночь вышла проводить одного из клиентов. Мы познакомились, и это стало началом самого счастливого этапа в моей жизни. Нам было хорошо, действительно хорошо вместе, и мы держались в стороне от всех стимуляторов и наркотиков, поток которых обещал затопить наш мирный городок.

"Смуглянка", "кетч", "роддо", "сыпь", "шест", "смысл" - чего только не было тогда: одно убивало, другое делало идиотами, третье вызывало бесплодие или ещё что похлеще... Тогда все этим увлекались, и даже институт силился придумать что-нибудь без страшного побочного действия... И вот он, встречайте: Циспиринг.

Мы жили в этой квартире, но тогда в небе за окном редко бывали облака, а дождь был приятной редкостью. Джуд любила стоять вот здесь, у подоконника, пить кофе с корицей и смотреть на улицы, залитые полуденным солнцем. Тогда нам всё казалось прекрасным, лёгким, сулящим великие возможности...

Но однажды Джуд не вернулась домой. Я долго бродил по улицам, заглядывая в каждую подворотню, проходя каждый переулок. Она лежала у выдачи почтампа, бледная, с остекленевшим взглядом. Белую кружевную блузу окрасило алое кровавое пятно. Её убили наркоманы, пытаясь собрать немного наличных на дозу то ли "шторки", то ли "прыжка"...

Я попытался успокоить разыгравшиеся чувства, и громко вздохнул, разгоняя боль в груди, но был не в силах справиться с гудящей пустотой внутри. Что ж, если этот мир уже не способен дать ничего, почему бы мне не попробовать? Всего два часа превратятся в жизнь, существование целого мира в безумном беге импульсов по горящим от напряжения нейронам... Плевать, если окажется, что через месяц принявший таблетку умирает или теряет разум, это не так уж важно... Это куда уж лучше, чем сидеть ночами перед окном и смотреть на дождь, заливающий крыши магазинов на той стороне Костоцветной улицы. "Всё лучше, чем без Джуд" - вдруг подумал я, и начал шарить по столешнице, ища Циспиринг. Схватив золотистую капсулу, я с облегчением поднёс её ко рту, намереваясь безотлагательно принять её и вдруг обнаружил, что держу пулю от своего пистолета...

Неожиданная идея, подобно вспышке молнии, озарила мои мысли, и через минуту пятизарядный Кест-17 уже холодил висок...

- Да, Младек. я нашёл лучшее лекарство от реальности, - с горькой усмешкой сказал я, вжимая курок в рукоять...

Был июль, и тополиный пух заметал белым снегом дворик за окном. Я сидел, развалившись в мягком соломенном кресле, возле балконной двери, и смотрел, как мальчишки за окном играют в салки, с весёлыми криками бегая друг за другом. На город опускался жаркий летний вечер, сулящий бессонницу и мучения от головных болей, но в действительности всё это мало беспокоило меня сейчас.

С момента пробуждения, я мало чем занимался: написал пару отчётов, побывал в нескольких институтах, и теперь, по указанию начальства, был оставлен в покое: уютная квартира, оплачиваемый отпуск на два месяца и регулярные встречи с родными, чтобы побыстрее вспомнить всё. Шеф говорит, что жизнь в Коздровице, прожитая за два часа глубокого сна, навсегда останется со мною, дополнившись воспоминаниями о настоящей жизни.

Но, знаете, когда за окном дождь, я смотрю на улицу, где у магазина "Гастроном" бурлят и плещут уличные реки... В такие часы я вспоминаю Джуд. А вчера с улыбкой заметил, как двое работяг несут, аккуратно ступая по мокрому тротуару, ящик из-под дешёвого портвейна "Звёздочка", пытаясь не утопить его в грязной воде... Таблетку от жизни придумать легко, но придумать таблетку для жизни ещё не удалось никому... Бедный, Младек, такой же глупый, как и шеф: знали бы они...

Минздрав предупреждает: суицид может быть опасен для вашего здоровья
Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному 
  • 2 октября 2008 | 23:13 (ссылка #452168)
    0 - + Сообщить модератору
    аватара
    Недавно постил черновик. Сейчас немного привёл в порядок, подчистил. На мой взгляд, здесь есть ещё несколько ошибок, но их подчищу попозже. Предугадывая реакцию пользователей, говорю: да, это бред. Меня реально колбасило от недельной бессонницы, когда я писал это.
  • 3 октября 2008 | 00:22 (ссылка #452172)
    0 - + Сообщить модератору
    eden log
    не в этом дело, чувак. просто было уже)
  • 3 октября 2008 | 00:24 (ссылка #452173)
    0 - + Сообщить модератору
    eden log
    кончится всё в Московском Институте мозга или что-то в этом духе.
  • 3 октября 2008 | 00:28 (ссылка #452169)
    0 - + Сообщить модератору
    аватара
    я выкинул этот кусок: не вписывался. Постарался, как мог, скомпенсировать засчёт оставшейся концовки.
  • 3 октября 2008 | 00:32 (ссылка #452167)
    0 - + Сообщить модератору
    аватара
    Совершить самоубийство в придуманном мире?.. Неплохая вещица) до такой высокой оценки как "бред" правда не доросла))) Ты видимо мой блог не читал) Ситуация правда какая то банальная... Идеальный мир... Правда если бы я создавал мир у себя в голове, он был бы идеальным тоже, но абсолютно не таким) а придумать мир только ради того, чтобы совершить в нем самоубийство, может только слабый человек. Самоубийцы, на мой взгляд, - смелые, но слабые люди... А тут получается, что герой не только слаб, но и труслив... Рассказ про слабого и трусливого человека?
  • 3 октября 2008 | 19:21 (ссылка #452171)
    0 - + Сообщить модератору
    Барни
    неслабо
  • 3 октября 2008 | 22:06 (ссылка #452170)
    0 - + Сообщить модератору
    аватара
    Там же говорится, что герою кажется, будто бы он рождается в придуманном мире, и всё забывает, пока растёт. Поэтому окружающий сон кажется действительностью. Aston: ну, молодец, гордись своим "бредом". мне просто захотелось написать чего-нибудь, вот я и встал в 3 утра в последний день каникул, так и не в силах заснуть. А потом 2 часа писал всё это, перечитывал, правил. :-)
  • Подписаться