Пожалуйста подождите

Та самая...

08 июня 23:29
Рейтинг +00 - +    Эмоции
комментариев: 1
…В ее жизни уже была ТА САМАЯ любовь, была не долго, пару лет, хотя, если выбросить ненужные переживания и ссоры – пару месяцев… Но она все равно была рада, что ТА САМАЯ любовь ее нашла, пусть и не надолго. Бывает ведь, что люди всю жизнь ее ищут и так и не находят. Ей были не нужны утешения подруг и родственников, сочувствующие взгляды, разговоры о том, что кто-то в ее жизни обязательно появится, что новая любовь сотрет все из памяти мягким ластиком и она будет счастлива. Знала – не будет, и любви больше не будет, ведь ТА САМАЯ любовь у нее уже случилась. Это до ТОЙ САМОЙ любви можно встречаться, расставаться, пробовать других мужчин на вкус, а после – это уже не нужно и даже как-то нелепо. После ТОЙ САМОЙ любви, любая другая всего лишь суррогат, обычная бутафория, для галочки, для отвода глаз бедной мамы, все еще надеющейся на внуков и веселого зятя на хорошей машине иностранного производства.
Так и жила. Наверное, кажется невозможным жить без надежды. Ей тоже поначалу было немного не по себе, жуткое чувство обделенности, как птенец, выпавший из гнезда – надежда больше не стоит за твоей спиной и не дышит мягко в затылок, не гладит крыльев, которые унесла с собой ТА САМАЯ любовь, унесла с корнем – больше не отрастут. А потом привыкла. И удивлялась, как остальные не понимают – надежда хоть и дает тебе право на веру, но приводит с собой вечные скитания уже давно измученной души. А она научилась жить без души. Не похоронила, нет, не спела панихиду за бутылкой водки на тесной кухоньке, просто заколотила окна и повесила тяжелый навесной замок, как делают с ненужными боле домами – спасибо тебе дом за то, что ты был, но больше ты нам не нужен.
Подруги, давно вышедшие замуж и обзаведшиеся сопливым и часто болеющим потомством, в перерывах между собственными разговорами о коклюше, предстоящем корпоративе на работе супруга и танцевальных кружках своего района, вкрадчиво советовали ей «родить для себя», мол, время-то идет, детородный возраст плавно подходит к своему логическому завершению….А она слушала, улыбалась, и искренне недоумевала, как можно родить просто так, ведь дети должны рождаться от ТОЙ САМОЙ любви, и раз уж детей у нее не случилось, значит ТА САМАЯ любовь была неплодородной, слишком много сил было растрачено на нее, но разве можно рассказать это тем, кто так и не дождался ТОЙ САМОЙ….
И все-таки иногда, глубокой ночью, она на мгновение возвращалась в тот дом, в свою душу, задыхалась от подступившей боли, комкала пальцами мокрый от испарины пододеяльник, давила звериным стоном чувство острой несправедливости и непонимания, пила горстью снотворное и забывалась тяжелым сном. Во сне она видела обрывки ТОЙ САМОЙ любви, скрипела зубами и впивалась ногтями в ладони так, что утром обнаруживала на простыни маленькие ржавые пятнышки собственной крови…
Деньги всегда тратила на одно и то же, раз в неделю, бездумно, практически на автомате. Не хотела думать об этом, да мысли и не приходилось гнать, она давно научилась не думать. Просто жить, дышать, коротко разговаривать по телефону с мамой, смотреть сериалы, пить зеленый чай, забираясь под теплый плед и планировать уроки английского на завтра. Много курила, дышала никотином, по-другому дышать не могла, и, наверное, не хотела. Или не умела. Поэтому слова доктора, проанализировавшего ее ночные хрипы, о том, что у нее астма, приняла спокойно, с чуть виноватой улыбкой на его сочувствующий взгляд. «Бросайте курить» - сказал молодой доктор, внимательно разглядывая ее из под очков. Кивнула, вышла на улицу и закурила, не обращая внимание на горящее чувство в груди. Горячее чувство было давно, до астмы, это было последствием ТОЙ САМОЙ любви, или ее наградой.
Рак легких – обычная запись в ее совсем не толстой медицинской книжке, диагноз, от которого она тихо ушла спустя два года. До последнего дня улыбалась сочувственно матери, которая сидела у ее постели и горестно качала головой, глядя как она слабо тянется за очередной сигаретой. Каждую неделю просила мать снять три тысячи с ее сберкнижки, потом завела карточку и что-то куда-то переводила, редко вставая, чтобы дойти до компьютера, где жил интернет. Мать пыталась спрашивать, но потом успокоила себя тем, что сочла ее повредившейся рассудком, так и не добившись ответа.
Провожали ее так же тихо, как она жила последние годы: несколько старых друзей, бывшие ученики и мама, сильная женщина, всего лишь раз сорвавшаяся на кладбище, когда ее деревянное пристанище опустили в глубокую сырую яму. Поминали, выпивали горькую водку, смотрели фотографии, тихо разговаривали и жали руку ее матери, перед тем как уйти из ее маленькой квартиры обратно, в свой мир. «Бесцельно прожитая жизнь» - со вздохом сказала мама в след уходящим друзьям, прежде, чем закрыть за ними дверь. И все согласились – кто-то кивком головы, кто-то про себя, кто-то сочувственным объятием давно ставшей чужой женщине. И никто так и не узнал, что она была счастлива только оттого, что в ее жизни случилась ТА САМАЯ любовь, что еженедельно, в северном городе, посыльный приносил огромную корзину белых лилий уже привыкшему к этому седоватому человеку, и тот со вздохом читал одно и то же анонимное послание в маленьком конверте: «Спасибо». И что жена человека уже не допытывалась у него, от кого букет, потому что верила, что он правда не знает. И он правда не знал, вернее у него было несколько вариантов, но он не изводил себя мыслями по этому поводу, проживая свою ТУ САМУЮ любовь, и весь остальной мир был только массовкой для него…. И он даже не запомнил числа, когда посыльный принес ему лилии в последний раз…
Метки меток нет