Пожалуйста подождите

Уравнение с тремя неизвестными

01 июня 22:59
Рейтинг 0 - +    Эмоции
комментариев: 0
Обычный тихий городок N, расположен далеко от больших городов, зимой он покрыт снегом, как и сотни других городов, весной он «тает», летом «цветёт», осенью «увядает». Всё в нем рассчитано и прописано. Ни одного отступления от догматов. В нем никогда не жил какой-нибудь знаменитый писатель, не рисовал свои картины действительно талантливый художник, не пил и не играл в придорожном баре одарённый музыкант. В городе сияли те же светила, что и в сотнях других населённых пунктах Земного шара. Люди вставали утром и шли на работу, вечером приходили с работы и попереключав каналы телевизора отправлялись в «объятия к Морфею». Создавалось ощущение, что всё делалось в одно и то же время.
В этом тихом богом забытом местечке жила девушка N. Милая девушка, шагающая бодро на работу и с работы, поющая в душе и изумительно готовящая жареную картошку. Хотя не только картошку. Можно сказать, просто изумительно готовящая.
Однажды, когда городок N, стремился к зиме, покрывшись кое-где первым снегом, N шла домой, кутаясь в лёгкое серое пальтишко и тёплый красный шарфик. Её каблучки выстукивали поспешный марш по центральной площади. Мысли её сводились то к потерянным перчаткам (что её немало расстраивало), то к новокупленной книжке, лежащей у неё же в сумочке. Она навесила белокурые волосы на лицо, чтобы хоть как-то согреть щёки, и ускорила шаг. Цок-цок-цок. Отзывался асфальт, и небо наверняка завидовало ему, потому что N не могла ходить по нему с той же лёгкостью.
Придя домой, она скинула с себя уличную личину. Надела нелепые растоптанные тапочки, разношенную и потёртую футболку. Дома было нестерпимо жарко, хотя, возможно, ей так казалось после улицы. На кухне она вскипятила чайник, заварила себе кофе и села читать. Ей безумно нравилось читать в тишине. Казалось, будто сидишь с кем-то и ведешь весьма интимный диалог на разные темы. Где-то на тридцать третьей странице в большой комнате, собственно единственной в квартире ожил телефон. N отвлеклась и взяла трубку.
Алло.
Могу я услышать N?
Да, это я.
N, мы познакомились с вами недавно в книжном магазине.
А, это вы - странный человек с учебником биологии? – Улыбнулась она в трубку.
Да, милая N, это я. Вы говорили, что мы можем встретиться.
Конечно, я не вижу причин вам отказывать.
Тогда могу я пригласить вас сейчас встретиться в кафе «Спираль» за 3-им столиком.
Сейчас… - протянула N, взглянув на часы, которые показывали без пятнадцати шесть. – Да, хорошо. Давайте через 30 минут там.
Тогда до скорой встречи.
Да.
И они положили трубки. А где-то в глубине телефонных аппаратов раздалось печальное: пи…пи…пи…пи, будто некто невиданный сожалеет о чём-то ещё не сделанном.

N, как и положено девушке, немного припоздала, но не надолго, чтоб не показаться господину Х ветреной. Он, такой тихий и вежливый казался ей воплощением её городка, но было в нем ещё что-то, что ещё сопротивлялось «этому всему» (как думала N). В нем уживалось 2 человека – учёный (собственно Х) и поэт (пусть он будет Z). Учёный говорил достаточно громко и уверенно, как в тот момент, когда он говорил: «Здравствуйте, N», поэт же, наоборот, почти шептал и был более искренним с ней. Эти двое говорили с девушкой устами одного человека. Но, казалось, что больше в городе N, этого никто не замечал. И милая девушка продолжала говорить с ним. Они вели разговоры на разные темы. Вдруг она поймала себя на мысли, что общение с ним походит на чтение книги – интимный диалог… Как это было замечательно. Всё это. Простецкая обстановка кафе: пластмассовые стулья и столы, снующие между столиками молоденькие официантки, всё выдержанно в холодных белых и синих тонах. Но это было так мило.

Через какое-то время N стала засыпать и просыпаться с ним.
Ночью Z шептал ей, как он её любит, а если они бродили по ночным улицам, то он говорил ещё тише, боясь спугнуть трепетные звездочки в бездне ночного неба. Поэт лелеял её и их чувства, знал, что ей нравится, а что не очень, читал её книги и, воображая себя великим философом говорил, о вечном, как делали это авторы её книг.
Утром на кухне она встречала X. Он торопливо пил кофе, перебрасывался с ней парой слов ни о чем, убегал на работу. Больше она ни чего не могла вспомнить, ах, нет, ещё он смотрел по вечерам телевизор…

Спустя ещё какое-то время они стали мужем и женой.
Z теперь появлялся только в выходные, когда муж мог расслабиться и быть любимым. Но теперь он только говорил, ему не было интересно, что думает милая N.
Теперь всё чаще она встречала Х. Он говорил мало и по делу, читал мало и в основном газеты или научную литературу. Ему было совсем неинтересно знать содержание законов Мерфи или знакомиться с трудами Фрейда. Безразличен ему был мир Пауло Коэльо и Харуки Мураками. Он фыркал, слыша от неё эти имена, и уходил в себя.

Они прожили вместе больше двух лет.
И за последний год Z появлялся только по праздникам, а Х забывал о годовщине свадьбы… Х ходил на работу, приходил с неё, как и она. А по вечерам он сидел у телевизора, смотря новости и жалуясь бедной N на правительство, на катаклизмы, на людей. А жена слушала все это, понимая, что время диалога куда-то испарилось.

Через три года после свадьбы Z исчез и его полностью заменил Х. Какое-то время она пыталась найти в нем пропавшего, когда садилась поодаль и искоса наблюдала за тем, как он смотрит телевизор, когда гладила его волосы, а он спал. Но теперь всё не так. Что-то ушло.

Спустя ещё несколько месяцев N ушла от него и уехала из города.

Город M, стремился к зиме, покрывшись кое-где первым снегом, N шла домой, кутаясь в лёгкое серое пальтишко и тёплый красный шарфик. Её каблучки выстукивали поспешный марш. И она думала: «Любовь - это преумножение, то есть, можно сказать, умножение. Как же всё-таки легко решается это уравнение, если один из множителей становится 0.»
А где-то в далёком теперь городе N, Х переключал каналы и заснул в кресле напротив телевизора. Заснул… И рябь на экране унесла его туда, где был жив Z и N была самой милой и счастливой девушкой на свете. Там где можно быть…там… где можно БЫТЬ!

Метки меток нет

комментарии

К первому непрочитанному